Глава 3 Олия

Я не знаю, сколько это продолжалось, но только я вспоминал различные эпизоды своего недавнего путешествия и представлял, как бы я должен был поступить, будучи «хорошим жрецом». Я бы прочитал Илойе наставление, как не нужно хватать за руку незнакомых мальчиков, выписывал бы круги всю ночь вокруг лагеря, чтобы утихомирить свою страсть, пока бы не свалился в песок от усталости, сказал бы всю правду Сиату. Тут я перестал хохотать.

Да, я позволяю себе быть плохим мальчиком, я не совершенен, у меня долгий путь, и я могу делать ошибки, как Осирис, который возлег с Нефтидой, женой Сета, после изрядного подпития на празднике собственного возвращения из дальнего похода. Он не смог отказать прекрасной земной женщине, родившей ему впоследствии замечательного сына Анубиса, Бога-проводника, соединяющего Мир земной жизни и Прекрасный Дуат, в котором сам Осирис стал навсегда царем. Мы не можем знать, что хорошо, а что плохо, жизнь всегда оказывается сложнее. Я успокоился и лег спать..


1234[5]
Оглавление