Глава 1 Храм Исиды

Мне действительно казалось все очень вкусным, но, честно говоря, я бы съел сейчас жирной рыбы, такой, какой кормил меня добрый Крет. Я сказал об этом Верховной жрице. Сказал так просто, без всякой идеи, только чтобы она. не думала, что я скрываю от нее свои мысли.

Хорошо, — был ее ответ. Она поднялась.

Ты куда, мама? Ты хочешь, чтобы я нарушил пост?

Из всех правил бывают исключения,— она улыбнулась мне на пороге.   -

Нет! — горячая волна стыда хлестнула меня по щекам, я подбежал и встал перед нею, закрывая собою дверь. — Видят Боги, я не так плох!

Пост могут нарушать только люди в состоянии болезни, когда им необходимо особое питание.

Мы снова присели.

Настроен ли ты танцевать на празднике Осириса? — она спрашивала как ни в чем не бывало.

Я не знаю, — я боролся со своей мрачностью, но у меня пока что плохо получалось. Тяжело блуждая по комнате, мой взгляд зацепил цветок.

   — Мама, так что ты мне скажешь о лотосе?

Дорогой мой, если ты будешь танцевать Осириса, то тебе желательно не только встретиться с Олией, но и потанцевать с ней, поскольку Исиду танцует она.

Да!? — я искренне удивился. — А почему не Элит?

Элит заняла место Второй жрицы.

А где же Нетхи?

Она отправилась в далекое путешествие. Нам всем необходимо растить свой Дух, — мама улыбалась, мягко намекая, что мое состояние отражает кризис, за которым следует духовный рост, не более того.

—        Но Нетхи — уже не молодая женщина! — я искренне забеспокоился о ней.

—        Как тебе не стыдно, Илилой?! — мама опять расхохоталась — Она младше меня на два года!

Мне стало стыдно. Как я мог сказать такую глупость? Кто сравнится со жрицами Исиды! Я не знал, как оправдаться, и молча ел виноград.

—        Дорогой мой, ты можешь сказать мне, что тебя мучает, — сказала она серьезно.

Я не знаю, мама. Конечно, это связано с Деуром, но не только. Он мне показал Атлантиду, — я взглянул ей в глаза, она понимающе кивнула головой. — Наверное, это будоражит меня и пугает, все кажется мне бессмысленным.

Разве от нового знания твоя душа перестала быть вечной и бессмертной? Что изменилось, Илилой? Ты не хочешь смотреть в глаза страданию? Или ты хочешь кому-нибудь мстить за свои страдания?.— голос ее звучал немного грустно.

—        Мама! — я хотел возмущаться, но вдруг понял, что она во всем права. — О Боги!

Я вскочил и, не скрывая своей растерянности, подбежал к окну. За окном я увидел группу девушек, хорошо мне знакомых. Они изготавливали из соломы сундук, имитирующий тот, в который брат Сет замуровал Осириса. Среди них была

Оглавление