Глава 1 Храм Исиды

Рекси не отвечает на вопрос. Мне кажется, он мог бы сказать мне что-то очень важное, что в один миг разбило бы все мои мучительные сомнения, успокоило бы все .мои страдания, но он молчит.

—        Ты знаешь, учитель? Скажи, мне это очень важно!

Сейчас мне легко говорить с ним. Мы в едином облаке очищающих трав, горячих, терпких ароматов и божественных сил.

Деур — величайший из магов-атлантов, — глухо, медленно, спокойно говорит Рекси, — он потомок Богов. Та-Кемет гордится тем, что в ней живут такие Учителя.

Ты всегда все знал... — я решительно переворачиваюсь на правый бок, чтобы видеть его лицо.

— Все мы чьи-нибудь дети, Илилой, — перебивает он меня. — И неважно, кто твои родители неважно даже где они и как к тебе относятся. Мы должны быть благодарны им только за то, что они дали нам счастье жить на Земле, в прекрасной стране Та-Кемет. Давая нам жизнь, они дали шанс вырастить дух. Только на Земле, в земном теле, душа может вырасти и обрести счастье. Денно и нощно вспоминай своих родителей, Или-лой, благодарственными молитвами! Боги услышат тебя и простят все грехи.

Я смотрю на красивое, расслабленное лицо своего учителя. Он не откроет мне своих тайных чувств и не даст мне успокоения. Но сейчас, когда демоны вышли из моего тела, мне легко смириться с этим.

Постучался мальчик и, заворожено глядя на нас, сказал, что Верховная жрица ждет нас в своих покоях на ужин. Я подумал: приятно чувствовать себя в Храме детства взрослым и .солидным учеником Великого Деура.

Уже стемнело, и мама достала тот странный предмет, который держала в руках, когда я вошел к ней днем. Предмет был похож на маленькие песочные часы. Но только плоское донышко-подставка было у них с одного лишь края, а на другом объем прозрачного пространства увеличивался и сверху закруглялся. Внутри этой маленькой стеклянной колбочки лежал, не пересыпаясь в нижнюю часть, светлый мелкий песочек. Мама потерла донышко подставки, и песочек засветился сначала слабым, мерцающим светом, как будто в колбе сидели светлячки, а затем, разгораясь все сильнее, стал таким ярким, что на него было больно смотреть. Чудесная лампа, как в башне Деура, освещала ровным светом все пространство.

— Это лампа твоего отца, — сказала мама. — Я хочу, чтобы он незримо присутствовал сегодня с нами, ему было бы приятно сказать тебе, Илилой, напутственные слова перед первым твоим посвящением, пусть даже почти формальным.

Я и Рекси, оба мы поклонились ей в знак того, что данное обстоятельство приятно нам обоим.

В комнате для приемов гостей у мамы всегда чистота и порядок. Ее светлое длинное платье покрыто прозрачной и легкой накидкой небесно-голубого цвета. Светлые густые волосы, переплетенные нитью белого жемчуга, свободно лежат на спине. Это небольшое украшение создает атмосферу интимной торжественности. Запахи легких и сладких масел, плавают шлейфом за нею по комнате, успокаивают и очаровывают. В покоях Верховной жрицы каждый чувствует себя почти на Небесах.

Еда была столь же проста, как и днем. За ужином в неспешной беседе мы обсуждали, в основном, приближающийся праздник, детали действа, которое развернется во славу Богов. Хелис и Рекси подробно расписали мне, как следует подготовиться к серьезному для меня выступлению, которое и будет знаменовать мое вхождение в статус жреца Храма Исиды. После праздника соберётся весь старший состав жрецов и жриц храма. На этом совете формально мне будет дан свиток — документ, по которому повсюду в стране Та-Кемет ко мне будут относиться со всем уважением, как к жрецу Исиды.

Оглавление