Глава 1 Храм Исиды

В маленьком помещении, вырубленном в скале, разводится открытый огонь, на него ставится чан с кипящей водой. Дым отводится через вентиляционные отверстия. На горячих камнях раскладываются благовония: сандал, мирра, корица. Чтобы не обжечься о горячий камень, под ноги и на сидения кладутся толстые циновки. Пребывание в этом каменном мешке требует хорошего здоровья — сначала это не доставляет удовольствия.

Тело распаривается, с него омывается теплой водой первичная грязь. Затем кожа еще разогревается, набухает, после этого натирается горькой полынью и очищающей миррой. Чтобы разбудить всех спящих демонов и выгнать их, полынь несколько раз смывается, и снова тело натирается свежими веточками. Голова и волосы протираются так же. Кроме того, человек дышит горячими ароматами шалфея и эвкалипта, что способствует очищению дыхания. Появляется чувство, будто тебя промыли изнутри, и ты стал прозрачным, как родниковая вода. После чистки тело умащается особыми ароматическими маслами, которые подбираются индивидуально каждым жрецом в зависимости от задач, которые он ставит перед собой, успокоение, набор энергии, концентрация. Кожа успокаивается и охлаждается. После этого ты вкушаешь божественное удовольствие.

Мы лежали с моим учителем в комнате для отдыха на низких скамьях и блаженствовали. Прикрыв глаза, можно было легко представить, что тела совсем нет и ты паришь в каком-то душистом светящемся облаке, растворяясь в блаженстве навеки.

— Илилой, — медленно и расслабленно, будто размышляя сам с собой, произносит Рек-си, — быть Осирисом на празднике Воскресения не так просто. Это не похоже на танец молодого Гора, празднующего свою победу. В прошлом году вы прекрасно работали с. Элит, трудно придраться, но ваш танец был сплошной импровизацией. Это нормально для Гора и Хатор, но не для Исиды и Осириса. Исида и Осирис — это не земная любовь, это возвышенное жертвенное состояние, созидающее божественное начало природы! А ты не в лучшей форме, — заканчивает он.

Да, это правда, — так же серьезно отвечаю я, — надеюсь, как мой учитель, ты не откажешь мне в тренировках.

Не просто тренировки, Или, если ты помнишь, я не раз был Осирисом уже и на твоей памяти. А как мы танцевали с Хелис еще задолго до твоего рождения! — его низкий глубокий голос будто создан для -того, чтобы говорить только

важные вещи.

Я внимательно слушаю, кажется, он старательно подбирает слова, вкладывая в них особенный смысл:           

— Весь Храм рыдал, и даже Верховная жрица, да хранят Боги ее душу, не скрывала слез, хотя сама в тот момент была совершенной небесной богиней. Когда она входила в Большой зал на торжественных праздниках, вода в священном источнике начинала светиться, а вокруг ее головы стоял золотой нимб, — Рекси обычно молчит, а говорит только по необходимости, у него сегодня странное настроение, или это воздействие горячего очищения.

— Твоя мать Хелис — замечательная жрица.

Я замираю, вслушиваясь в его глухие, медленно произносимые слова.

Сразу после обучения у Великого Деура она стала Второй жрицей. А потом Великая Верховная жрица ушла в лучший мир, — да возлюбят ее Боги так же, как любила она их при своей жизни на Земле. И тогда Хелис стала Верховной жрицей Храма Исиды.

Я тоже учусь у Деура, — мне удается подавить .поднимающееся раздражение, — но не понимаю, чем же он так велик?

Оглавление