Глава 2 Урок

И все же, это было бы слишком просто! Деур напоил меня зельем и я пошел куролесить вопреки своим настоящим желаниям.

Своим настоящим желаниям... Вот! Там, в Атлантиде, я изменил своим настоящим желаниям, изменил себе! И теперь мне никто не расскажет, кто же я и как мне вернуться к себе.

Ну, положим, выход у меня сейчас только один: вернуться к тому состоянию, которое у меня было когда-то с учителем Рекси. Он хорошо показал мне, что мое представление о том, что я вырос, слишком горделиво. Я не вырос, я всего лишь вошел в новое серьезное испытание, потеряв при этом себя прежнего. Возможно, это испытание связано с титулом жреца. Деур, конечно же, знал, что мое посвящение почти формально, и наверняка не хотел, чтобы я достигал чего-то слишком легко.

Он однажды сказал мне, что у каждого должен быть свой уровень сложности: что для одного — достижение жизни, для другого — пустяк ежедневности. Не только по силам дается человеку испытание, но и по кармической предопределенности, по кармической значимости. Ты можешь достигать в чем-то великолепных результатов, соревнуясь со всеми и выходя победителем, можешь даже стать первым среди всех, но если ты при этом не решаешь своих особенных задач, не преодолеваешь свои собственные, индивидуально для тебя важные испытания, то ты ничего не делаешь в своей жизни. И рано или поздно это поймешь.

Что же мне делать? «Ты не ощущаешь своего тела, как вместилища Ра. Ты относишься к нему отчужденно», — слова Рекси шевелились в каждой моей клеточке, змейками извивались в голове и не могли найти своего правильного места,

точку опоры. Я не мог поймать эту мысль. Как трудно поймать молодого ослика, чтобы заставить его работать на себя.

«Вместилище Ра», — повторял я, прислушиваясь к своему голосу. Все неважно. Важно только одно — я должен решить эту задачу, загнавшую меня в угол.

«Помоги мне, Ра!» — я лег на спину, не обращая внимания, что раскаленный песок и камни жгут мне спину. Горячее солнце скользило по поверхности моего тела, пот струйками стекал с меня. Я открыл глаза и смотрел на ярко-голубое небо. Пот высох. Горячее солнце забиралось под кожу. Оно проникало вглубь до костей. Я перестал чувствовать горячий камень и песок, перестал ощущать горячей поверхность своего тела. Тело становилось легким. Оно растворялось в солнечном свете, растекалось- по камням, становилось большим, заполняющим все окружающее пространство. Наконец, я ощутил, как тело наполняется светом. Блаженство и прохлада голубых небес, свет солнца, ослепительный, сияющий белый свет. Я закрыл глаза.

«Мое тело — вместилище Ра, божественный сосуд. Прости мою глупость, ты принадлежишь не мне, ты сосуд Ра, данный мне на время. Великий и добрый Бог щедро одарил мою душу красивым и сильным телом. Он надеется на меня, он верит мне, верит, что я сумею правильно воспользоваться этим сосудом, наливая в него лишь чистые напитки».

Что-то происходило внутри меня, тело подергивалось, будто какие-то его части меняли свое положение, что-то в нем вытягивалось и распрямлялось, будто нити на ткацком станке, я чувствовал, как замедляется дыхание, образуя длительные паузы.

«Тело — вместилище Ра», — я бережно старался не разрушить его звенящую хрупкость. Мне казалось, что Ра внутри моего тела улыбается мне,

Я открыл глаза. Сколько же прошло времени? Солнце еще высоко, но обеденное время уже прошло. Я попытался пошевелиться, рука немного ныла, но в целом ею уже можно было двигать. Мое тело радовалось, и мне было хорошо. Я понял, что от моей меланхолии не осталось и следа. Это- была работа, хорошая, настоящая работа. Моя душа расправилась и ощущала свет вокруг как дыхание Ра. Мой дух летел высоко в небесах и спокойно созерцал все происходящее. У меня не было мыслей, кроме одной: я счастлив и хочу продолжать жить.

Оглавление