Глава 2 Урок

Человеку такой звук практически невозможно распознать. Басти оглядывается, видимо, размышляя, что для нее сейчас важнее: быть на посту или броситься ко мне, ведь она нужна мне. На весь огромный храм ночью дежурят только два охранника-человека. Но вместе с ними вдоль границы храма располагается около ста кошек. Они по размеру почти как .шакалы и очень сильные. При необходимости они легко повалят на землю даже очень крупного человека, не говоря уже о том, что могут сильно поранить его лицо и тело когтями. В горло они вцепятся только по команде, способные загрызть врага насмерть.

Храм Исиды очень мирный храм. Это храм любви. Например, в храме Хатор живут сторожевые и боевые львы, а также пантеры. Там все намного серьезней. Но храмы постоянно обмениваются жрецами и жрицами, чтобы те получали различный духовный опыт. Я только видел, как дрессируют львов, и очень хотел, чтобы меня отправили в Иун-та-нечерт учиться этому искусству, но меня отправили к Деуру.

Еще одна кошка, молодая и незнакомая мне, подходит к Басти. Они трутся головами. Вот молодец Басти! Поразительно! Я никогда не видел, как кошки договариваются между собой, кто где дежурит, «Передав дежурство», Басти мягко и неслышно приближается ко мне, с удовольствием трется мордой о мое лицо, наверное, спрашивает: «Ну, и что ты хочешь, хозяин?».

Я тихо поднимаюсь и шуршанием губ зову ее за собой в расщелину между скал на тропу, ведущую к Священной скале. Она еще раз оглядывается на свою «напарницу», мне непонятно, какими знаками они еще обмениваются, но после этого Басти уже уверенно бежит впереди меня по тропе. Уже темно, но лунный свет позволяет мне видеть наш путь. Я слежу за Басти: если впереди будет хоть какая-то опасность, она обязательно предупредит меня. Я боюсь только одного: если впереди будет кто-то из храма, кошка может не воспринять его за опасность, а, наоборот, «подумает», что это и входило в ее задачу: помочь нам встретиться. Но, кажется, я волнуюсь напрасно.

Мы выходим на открытое место, идем по верхней тропе. До заветной скалы еще далеко. Крупные звезды и сияющая яркая Луна подбадривают меня и слегка будоражат. Ночная свежесть ложится на скалы, на листья редких кустарников вдоль тропы. Трещат цикады. Ночные птицы переговариваются в ночи. Все эти звуки знакомы мне. Они не пугают, а, наоборот, успокаивают меня. Мы бежим с Басти вместе. Кошка и человек, мы стараемся двигаться бесшумно и мягко, наслаждаясь свободой движения и прохладой ночи.

Становится довольно холодно, но пока я бегу, я, конечно, не чувствую этот неприятный фактор задуманной работы. К тому же я надеюсь на Басти, она не даст мне замерзнуть.

В лунном свете Священное место выглядит загадочно и волшебно. Внизу, за грядой скал, обрыв — русло неизвестной древней реки, по- дну которой сейчас идут караванные пути. Там я шел совсем недавно, путаясь в своих мыслях и чувствах. Мне вновь на секунду становится стыдно перед Небесами и своими учителями. Но как только я допускаю эмоции, холод начинает сковывать меня. Поэтому я отбрасываю все мгновенно: «Мало ли чего не случается в, жизни!»

Я беру Басти на руки, так намного теплее. Но я поднимаю ее выше над своей головой, она принюхивается, все спокойно. Тайной расщелиной мы, начинаем, пробираться с нею наверх, поминутно останавливаясь и прислушиваясь (принюхиваясь) к. воздуху.

В расщелине еще тепло; прикасаясь к камням, пожалуй, можно согреться. Но я лишь стараюсь запомнить это бесстрастное тепло скал. Они как вечные мудрецы, днем принимают в себя тепло Ра, ночью отдают его пространству, ничуть не волнуясь, хватит ли им прохлады или тепла, чтобы выжить. Они и не стараются выжить или получить что-то особенное от жизни, они просто присутствуют в этом Мире, прославляя своего Создателя уже тем, что стоят незыблемо и нерушимо.

На вершине было немного жутко, просто как в сказке о злом колдуне. Ночь, черный кот и голый крадущийся злодей. Я лег на дно площадки. (Скала специально углублена на вершине, чтобы медитирующий не упал с нее, заснув или уйдя слишком глубоко в транс).

Оглавление