Глава 7 Счастливое забытье

На другое утро храм входил в обычный ритм своей жизни. Убирались помещения, упаковывались праздничные наряды. Из города в храм привезли еще вчера дары знатных и бедных людей. Пирожки, сладости, молоко в горшочках и другую скоропортящуюся пищу поставили к ногам статуи Исиды на большой низкий стол, и детям было позволено есть все это вдоволь. Впрочем, взрослым тоже. После утренней молитвы все подходили к священному угощению Исиды и с благоговением вкушали пищу, которая свидетельствовала о том, что Храм всегда будет полной чашей и что народ Та-Кемет не будет бедствовать в следующем году.

Целый день приводились ослы, груженные прошлогодним зерном, тканями, вином и пивом. Приходили знатные люди, и Хелис целый день была занята официальными приемами.

Мы с Олией не торопились выходить из комнаты. Мы лежали на моей жесткой кровати обнаженными. Ночь любви была позади, кажется, мы по-настоящему утомились и были совершенно друг другом довольны. Наверное, Осирис и Исида тоже довольны нами, мы столько выплеснули светлой радости за сегодняшнюю ночь! Полуденное солнце даже через мое маленькое окошко все таки прогревало мою комнатку настолько, что уже невозможно было спать от жары. Видимо, ^поэтому мы решили встать и съесть что-нибудь, а главное — попить. Но одеваться  мы не стали. От этого ощущалась в теле такая необыкновенная свобода! Наверное, так чувствуют себя люди в райских садах Дуата. Наконец мы оделись и пошли к Исиде. Вместе постояли в молитве, поели угощений, вдруг ощутив неукротимый голод. Всем, кто участвовал в празднике, сегодня можно отдыхать.  

Олия потащила меня в город, на пристань, чтобы потолкаться на базарной площади и послушать, что говорят о празднике люди.       

Город был радостным и спокойным, все говорили друг с другом ласково и с большой любовью. Каждый был приветлив и улыбчив. Мы тоже были счастливы. На пристани мы попросили мальчишку, перевозящего людей на западный берег, чтобы он прокатил нас к острову.

В прибрежных водах было множество великолепных лотосов. Мы приближались к ним и заглядывали в серединку цветка. Это было так здорово, потому что лотосы полны чистых и возвышенных энергий. Цветок отправляет эти силы вверх, в небеса. Когда ты заглядываешь ему в серединку, поток энергии плещет тебе в лицо. Тут не зевай и проглатывай ее, так можно наполнять себя его чистыми и. влажными силами. Мы с Олией восстанавливали силы, принесенные в дар Богам.

Мы плавали по прекрасному Нилу очень дол-1 го, обогнули остров. Я сменил мальчика, который устал довольно быстро, и греб веслом почти все время сам. Мальчишка сидел на корме и не мешал нам с Олией наслаждаться тем, что мы вдвоем. Мы говорили очень мало, все было понятно без слов. Весь мир, окружающий нас, радовался вместе с нами празднику любви, и ожидал нового витка жизни.

Когда мы возвращались в храм, удивительно было спокойствие на улицах, где обычно на закате, усталые после трудового дня, люди часто устраивают словесные перепалки. Мы не встретили никого из знакомых. Нас никто не позвал, не остановил. Весь мир, кажется, позволял нам напиться из прекрасной чаши уединения.

Пришедшая ночь с новой силой бросила нас в объятия друг друга. Мы посвящали нашу любовь Исиде, мы были ее жрецами. Мы старались сделать свою любовь изысканной и утонченной. И все же в ней не было той возвышенности и отрешенности, которую я знал с Элит. В нашей любви с Олией было, много страсти, мы стремились прорасти друг в друга, мы хотели обладать, хотели удержать навеки при себе то, что нам доставляло столько удовольствия!

Взошедшее солнце рассказало нам, что впереди день, в котором у каждого из нас свои обязанности. Ноев, мы договорились, что будем думать друг о друге целый день непрестанно.

Оглавление