Глава 6 Праздник на площади

- Ты влюблена в Аменсерта? — будь что будет, она сама спросила меня. Элит молчит. Я жду ее ответа. Она размышляет. Наверное, мой вопрос застал ее врасплох, хотя она и не показывает этого. Я смотрю ей в глаза, не скрывая страдания и ревности. О чем она думает? В ее черных глубоких глазах скорее утонешь безвозвратно,  чем что-то прочтешь. Наконец, она решается:

Илилой! Ты похож сейчас на пастуха, ревнующего свою жену к овцам, с которыми она проводит больше времени, чем с ним.

—        Аменсерт — овца? - спрашиваю я тупо.Моя красавица Исида еле сдерживает смех.

—        Нет, — говорит она, буквально давясь хохотом, — он — целое стадо различных животных!

Ее смех так заразителен, что я не выдерживаю и тоже давлюсь от смеха. Теперь мы вместе смотрим танец Аменсерта.

— Разве он не восхищает тебя? — спрашивает Элит. — Я видела, как ты рассматривал его движения, в них есть то, чего не знаем ни ты, ни я. Он провел два года в храме Сета в городе Тьебу. Он не может сказать то, что ему не позволено, но у нас с тобою есть глаза.

Я смотрю на движения Аменсерта. Какими энергиями он полон? Я не понимаю их. Как и простой человек на площади, я просто заворожен их силой, чувствую, как что-то внутри тела все время откликается и царапает, но не понимаю, что это. Я не говорю об этом Элит, чтобы не показаться ей полным глупцом. Я и так чувствую себя мальчишкой в этом составе главных героев праздничного представления»

—        Только попробуй не дать мне огня в танце любви! — говорит Элит перед своим выходом и обжигает меня мгновенно таким горячим поцелуем, что меня бросает в жар, теперь я точно знаю: она не принадлежит никому!

Я любуюсь ею. И когда приходит время моего выхода, мы танцуем с нею так, как в прошлом году, нет, пожалуй, намного сильнее. Ведь это не ганец Хатор и Гора. Мы танцуем возвышенную непорочную любовь Осириса и Исиды! Нам удается, кажется, всю площадь наполнить Божественной Любовью.

Я не чувствую под собою ног! Мы не контролируем свои движения, нас несет Божественная сила! Мы взлетаем — площадь стонет, взрывается! рукоплесканиями. Начинается завершающий! победный танец разлива. Воды Нила плещутся! прямо на площади, это девушки в голубых платьях танцуют свой танец внизу, смешиваясь с толпой. В разных частях площади играют десятки! флейт и арф. У всех знатных людей есть свои музыканты, а мелодию торжества жизни каждый знает с детства.

Дети Храма в костюмах всходов уже резвятся со своими сверстниками, детьми рыбаков, гончаров, виноградарей, их золотистые колоски мелькают там и тут. Огромный выброс чистых энергий направляется в Небо, к Величественному Ра! Радоваться, петь и плясать в этот день считается святым делом. Чем больше радости ты выплеснешь, тем больше ты будешь любим Богами!

Жрецы постепенно сходят с возвышения. Сначала уходят старшие жрецы. Я вижу сверху, как мама садится в паланкин из черного эбенового дерева, опускаются шторки, и она уплывает на руках служителей в храм. Другие жрецы идут пешком рядом с нею. Вскоре Элит и я тоже спускаемся с подмостков, которые заполняет танцующий! народ. Я нигде не вижу Олии и отправляюсь! в храм вместе с Элит, своей партнершей - Нефтидой, Аменсертом и другими жрецами. Кто-то шутит, кто-то восхищается праздником, но в глазах у всех усталость. Мои ноги буквально подкатываются, если я сейчас не дойду до кровати, то, наверное, упаду под куст тамариска и буду спать беспробудным сном. Уже больше суток длится напряжение праздника. Мы служим Богам и Миру. Как в тумане, я добредаю вместе со всеми до храма, который кажется сейчас всего лишь уютным, теплым домом, родным убежищем. Падаю в своей комнате на постель, не раздеваясь, и засыпаю.

Оглавление