Глава 6 Праздник на площади

Волосы, переплетенные лотосами, уложены так, что имитируют отличительный головной убор Исиды, Я хорошо знаю, как тяжелы все ее украшения. И также знаю, что в ее возвышенном состоянии она не чувствует этой тяжести.

Лицо Верховной жрицы спокойное и чистое, светилось божественной любовью к Миру. В этот момент мне не хватило бы духу назвать ее мамой. Она была Богиней!           

С обеих сторон от нее на шаг сзади — две главные жрицы. Они тоже в длинных белых одеждах с украшениями из чистого золота и в золотых диадемах. Позади них стоят в ряд еще несколько жрецов и жриц. Все они в длинных белых одеждах, на которых присутствуют золотые пряжки, на их головах тоже золотые диадемы.

Площадь замирает. Статуя Богов вымыта, умащена маслами, на Исиде и Осирисе украшения из светлого золота. Жрецы проходят ближе к статуе со стороны Исиды и оказываются перед нею вполоборота. Одновременно со стороны Осириса, также вполоборота, подходят городские старшины. Сама статуя остается полностью открытой в сторону площади.

Первой опускается на одно колено Верховная жрица. За нею следуют жрецы и старшины практически одновременно. Это сигнал для выполнения ритуала всеми присутствующими. Вся площадь, склоненная перед Богами, про себя повторяет слова молитвы, произносимые жрецом с красивым, высоким и звучным голосом.

«Все мы находимся под оком Ра», — говорится в молитве.

Если наблюдать действие с центральной части площади, то в это время солнце как раз поднимается над статуями.

«Боги и люди обращаются к тебе, о Великий и Всемогущий Ра! Твои дети, Исида и Осирис, заботящиеся о людях, празднуют сегодня свою встречу любви и возрождения!» Далее шли хвалебные песни Осирису и Исиде, благословения стране Та-Кемет, городу Гебтиу и священному Храму Исиды. Зазвучала арфа. Все поднялись, жрецы и старшины развернулись лицом к народу.

После этого под звуки прекрасной мелодии слуги поднялись на подмостки и поднесли к священной статуе дары города. Здесь были кувшины с вином и корзины фруктов, снопы пшеницы и рулоны тонкого разноцветного шелка, привезенного издалека. В дар Богам принято нести все самое лучшее. Это едва ли сотая часть того, что будет привезено в, храм на осликах после представления на площади. Слуги ушли.

Заиграли флейты, толпа расступилась: через всю площадь к ступеням подмостков шли девушки Храма в белых и голубых одеждах. Свободные, легкие ткани развевались даже в полном безветрии от их плавного, красивого шага. Девушек было не меньше пятидесяти, в их руках светились охапки белых и розовых лотосов, специально собранных к празднику у западного берега Нила.

Среди девушек шла Олия, я знал, что она будет здесь, но почему-то совершенно забыл об этом. Неожиданно увидев ее, я вдруг ощутил такой восторг, ком застрял в горле, горячие слезы побежали по щекам, я чувствовал себя гадким и грязным по сравнению с этим божественным существом. Ее движения были полны скрытой силы, лицо светилось небесным счастьем, она парила легко и как будто немного лениво. Вдруг из ее рук упал один цветок. Ни один мускул не дрогнул на ее лице, она продолжала идти, не замечая своей потери. Это был хороший знак.

Считается, что жрица, обронившая цветок нечаянно, получает благословение Богов, они позволяют ей творить прекрасное здесь, на земле. Это хороший знак и для того, кто сумеет подобрать цветок жрицы, но его нельзя исхитриться и поймать, он должен упасть к чьим-то ногам. К чьим же ногам упал цветок? Я увидел, как его поднимает молодой человек в простой белой одежде, лишь по его осанке было видно, что он из благородной семьи.

Оглавление