Глава 4 День третий. Борьба с желанием

Выражение ее лица постоянно меняется, отражая все малейшие изменения ее настроения. Она воспринимает весь мир, реагируя мгновенно на все, что происходит. Ее тело тоже не замирает ни на миг. Кажется, оно течет в пространстве, улавливая все малейшие веяния и ветерки.

Мы любили друг друга. Это было год назад, как раз после моего дня рождения. Олия относилась ко мне очень серьезно и не могла по-другому. Но она знала, что совсем недавно, чуть больше одной луны назад, сразу после праздника Воскресения Осириса, моя любовь с Элит, более старшей девушкой, носила столь веселый и беззаботный характер, что даже матушка смотрела на нее с улыбкой.

С Элит мы все время бегали, хохотали и резвились. Элит— невысокого роста, очень изящная и хрупкая, как мальчишка, подвижная. У нее маленькая грудь и очень сильные мышцы, она — великолепная танцовщица, ее тело совершенно. Когда она пляшет зажигательные танцы на празднике сбора урожая, ее разноцветные юбки и черные, как смоль, волосы, кажется, стремительно кружатся и взлетают над толпой. Посмотреть на нее приносят даже лежащих стариков. Глядя на ее танец, все начинают улыбаться и подпрыгивать. Элит — истинная жрица, У нее всегда прекрасное настроение, она искренне верит, что она — возлюбленная невеста Ра, его рабыня и служительница. Когда наступает ее черед читать утреннюю молитву Богам в Храме, то все уже заранее чувствуют себя радостными и счастливыми. Кажется, даже Ра торопится выглянуть на мгновение раньше, чтобы услышать ее молитву!

Она научила меня видеть в любви, прежде всего, радость и божественное удовольствие. Наша любовь с нею была столь же возвышенна, как священнодействие в пределах алтаря. Все, чему она учила меня, было наполнено божественным смыслом, ее глаза сияли тем же светом, каким светились в минуты утренней молитвы. Я восхищался ею, но она была далека, она принадлежала Ра. В девятнадцать лет у нее был титул главной танцовщицы Храма Исиды, ее любви добивались многие знатные мужчины, но она отказывала всем. Выбрав меня, она объяснила мне, что в моих глазах чисто и светло, в них лучится свет Ра. Только спустя много лет я понял, о чем она говорила тогда. В моих глазах тогда не было желания ее удержать, завладеть всецело, во мне не было жадности и страсти, был лишь восторг от удовольствия тела и духа. Наверное, я не накопил еще мужских инстинктов, я был еще ребенком, мне даже не было шестнадцати. Мы оба не старались удержать друг друга, мы знали, что наше счастье должно закончиться, и мы вкушали его с благодарностью к Богам. И это было сказочно прекрасно. Мы резвились, танцевали и дурачились, ходили в горы и там совершали молитвы. Там же посвящали нашу любовь Богам и Богиням. Это продолжалось чуть больше одной луны. Последний раз мы с Элит любили друг друга, в горах ночью при полной луне. Она учила меня контролю и удержанию страсти. Это была чудеснейшая ночь. Мы принадлежали друг другу до самого утра. Первые лучи солнца застали нас все такими же бодрыми и возбужденными. Тогда мы посвятили нашу любовь Ра и, успокоенные, совершили молитву. Вся природа была с нами едина. Все было наполнено любовью. Не было ни единой мысли, не было даже восторга. Мир растворился в нас. Навсегда в моей памяти застыло голубое небо, утренний шелест ветра и ее остановившийся взгляд. Я глядел в ее глаза, как в глаза Вечности, и ничего не испытывал. Эти минуты вмещали в себя все, ив них не было ничего.

Благодарю тебя! Ты помогаешь мне приступить к очень важной работе. Это последняя наша встреча. Я надеюсь, что и я открыла для тебя новый Мир, — она первая прервала безмолвную песню наших душ.

Ты знаешь, что открыла мне целый Мир блаженства, но что я смог открыть для тебя?

В тебе живет великий дух. Но у него еще долгий путь и большая работа. Я скоро ухожу совсем. Твой дух способен открыть мне чистые энергии Мира, в котором я никогда не жила. Ты поймешь меня позже.

Это была действительно возвышенная любовь. Ни тени сожаления, ни секунды тоски или грусти.

Оглавление