Глава 4 День третий. Борьба с желанием

Еще выше! Я чувствую свои руки большими сильными крыльями, ощущаю каждую мышцу крыла, даже самую мелкую, разворачивающую маленькие перышки на самом кончике крыла. Мои крылья замирают в парении. Я чутко ловлю потоки воздуха. Мои крылья легки и податливы, они скользят по ветру. Я замираю в плавном потоке воздуха, парю над землей, будто качаюсь на волнах. Время останавливается.

Неожиданно начинает вспоминаться Атлантида: там я был художником. Прекрасные и восхитительные творения окружали меня, почти нереальные для нынешнего моего восприятия. Я делал пространственные образы, в которые можно было входить. Помнится огромный лотос, в котором ощущались не только его естественные формы, аромат и упругая свежесть лепестков, но и чувствовался ветер, колышущий его на воде, и прохладная глубина вод, и их свежее дыхание. Внутри этой формы струился свет, наполняющий любого входящего энергией жизни. Среди созданий были и горные вершины, и болотистые топи. Сейчас невозможно понять, как создавались эти творения. Все это приносило неземное блаженство, возбуждало и успокаивало, уносило в мир грез и обостряло восприятие реальности, Творения приносили большую пользу состоянию физического тела, но были доступны только «интеллектуальной знати». Я помню лишь обрывки, лишь детали из того, что тогда мог создавать с помощью каких-то приемов, естественных для той жизни, Я помню, что мое искусство ценилось, но я не чувствовал себя счастливым человеком.

Я хорошо помню, что видел противоречия, раздирающие общество. В высших слоях процветали эгоцентризм и жестокость; мягкость нрава и сопереживание чьим-то страданиям считалось дурным тоном, а говорить о нуждах простых людей — недостатком образованности. «Образованный» человек, без сомнения, понимает, что страдания простых людей проистекают от недостатка развитости их мозговых извилин. Как можно думать о страданиях травы, поедаемой жвачными животными? Люди с развитым мозгом, естественно, заслуживают особого положения в обществе. Сохранение кастовых границ жизненно необходимо.

Мне снова стало грустно. Я вновь упирался в неразрешимые противоречия, мучившие меня с тех пор, как я вернулся из странного путешествия на дно Красного моря. Люди там были неравны между собой. Их энергетический потенциал и творческие способности были так различны! Но и те, и другие были обделены и страдали, часто даже не осознавая причин своего страдания.

Земные радости, создающие наслаждение естественной жизнью, были недостижимы для тех, кто «помечен Богами». Внешняя холодность избранных не могла спасти их от внутреннего холода. Им не хватало тепла естественных человеческих чувств. «Интеллектуалы» искали способ избавиться от страданий и становились жестокими, употребляя свой интеллект на достижение славы, могущества, получения извращенных удовольствий.

Высокие порывы духа и неземные состояния души были закрыты для тех, кто прост и обязан трудиться. Беспросветная обыденность простой жизни и тяжелый труд не позволяли развиться способностям и творчеству тех, кто непосредственно создавал земные богатства.

Никому не была знакома тихая земная радость души, непритязательная любовь и безмерное  счастье наслаждения Жизнью в каждом ее проявлении! Они погибли, потому что не знали, как освободить себя от страданий.

Так было там, в Атлантиде. Но разве сейчас на  берегах прекрасного Нила что-то изменилось?

Простые люди Та-Кемет способны искренне радоваться утреннему теплу, куску хлеба и глотку воды только потому, что они знают, что такое ночной холод, голод и жажда. Они способны искренне сочувствовать страждущему, легко и бескорыстно протягивают руку помощи, потому что знают: завтра они сами могут оказаться в подобном положении. Ими руководит страх. Тяжелый труд и физические страдания могут порождать мягкость души и умение сопереживать, но это лишь способ выживания. Им недоступны высокие вибрации разума и духа, удовольствие оригинальных мыслей и утонченность искусства. На это просто не остается ни сил, ни времени. Если вдруг эти люди станут богатыми и знатными, они потеряют страх, ведь больше не нужно будет искать способы выжить.

Оглавление