Глава 5 День четвертый. Буря

Я заметил, — Сиат достает фляжку, делает несколько больших глотков. — Видел, какими глазами ты смотрел на нее, — в его голосе напряжение, почти угроза, но он тут же смеется и, явно издеваясь надо мной, добавляет: — Понравиться тату — большая честь и доброе предзнаменование для Илойи, — он снова укладывается.

Не сердись на меня, я человек простой, но постоять за себя умею, этой девчонки тебе не видать, — он поворачивается на бок, укрывается с головой одеялом и почти сразу засыпает. Я тоже закутываюсь, лежу, замерев, без сна. Слышу, как ветер, завывая, сыплет на меня песок, и ничего не соображаю. Мысли бродят в моем черепе, как рыба, пойманная в сети.

Как же так, Илойя, разве можно одновременно любить двоих? Даже самые развратные, низкие жрицы любви сначала расстаются с одним возлюбленным, а потом обзаводятся другим. Я чувствую себя совершенно разбитым. Так проходит, наверное, много времени, несколько раз ворочался с боку на бок безмятежно спящий Сиат.

Тело мое затекло. Ветер завывает в пустыне, набрасывается на наш лагерь страшными порывами. Изредка беспокойный купец поднимается, укрепляя поклажу, кое-кто шепчет молитвы, но большинство так устало, что спит, используя возможность для отдыха. Главное, что ветер только бросается песком, не причиняя никаких других разрушений. Люди доверяют свои судьбы Богам.

Какой же я дурак! Илойя — выдержанная и умная девушка, она умело скрывает свои чувства от всех людей и, прежде всего, от этого влюбленного и самодовольного ухажера. Только у меня, жреца Знаний, ученика Деура, все написано на физиономии, словно у тупого крестьянина! Я переворачиваюсь на спину, тело гудит. Горечь стыда захлестывает меня, бросая в жар. О Боги! Что было написано на моем лице, в моих глазах, что заставило Сиата так обозлиться на меня! Какой я глупец! Мало меня воспитывает Деур, надо бить палками, как упрямого павиана!

Спокойно! Конечно, она любит меня. Но она знает, что я сейчас несвободен в своих решениях, что мне еще долго учиться. Она будет меня ждать. К Сиату она относится просто как к другу.

Но сомнения снова душат меня» На кого она смотрела, сквозь бурю поднимаясь над верблюдами? За кого беспокоилась? Ведь он — ее добрый друг, давний друг. Я силюсь вспомнить ее лицо и глаза сквозь песок и ветер, я же видел их и испугался в ту минуту за нас, боялся, что она выдаст Сиату наши отношения. На лбу у меня выступает холодный пот. Я не могу понять, о чем она думала в ту минуту. А ведь Деур учил меня понимать мысли людей. Но для этого надо находиться в другом состоянии.

Да, я боялся в тот момент, а вот Сиат не боится демонстрировать всем свою заботу об Илойе. Я начинаю завидовать его открытости. А кто мне мешает быть таким же открытым в своей любви? Разве я не свободен? Я не могу ответить себе на этот вопрос. Мои тягостные мысли никуда не ведут, вконец изможденный, я, наконец, засыпаю тяжелым, неспокойным сном. Мне снится Илойя. Она смеется, бежит по берегу моря и с разбегу ныряет в воду. Я бегу за ней и кричу: «Постой, ты не можешь плавать!» Подбегая к воде, я вижу тело Илойи, ее глаза широко раскрыты, на губах кровь, струйкой кровь бежит из носа. В отчаянии я прижимаю ее к себе. Слезы душат меня, мне кажется, что я умираю. Передо мной возникает лицо Деура, он серьезен и кажется обеспокоенным. «Это твоя прошлая жизнь, Илилой! Прими ее такой, какой она была». Я начинаю глубже дышать, тела Илойи нет на песке,. море спокойно, лазурное небо дышит легкой прохладой, я успокаиваюсь. Сидя на песке, я вижу, как исчезает за скалой плащ Деура. Я чувствую себя одиноким и покинутым. И просыпаюсь.

Буря немного успокоилась, но звезды не видны. Все переговариваются, рассуждая, какое решение примет погонщик первого верблюда. Сиата рядом со мной нет. Одиночество и потерянность охватывают меня уже наяву. Ветер удерживает пыль сплошной стеной. Мрачно. Ощущение такое, будто демоны закрыли от нас мир, закупорили караван в своих темных холодных норах, и нам уже не выбраться. Никто не спешит. Каждый занят своим делом. Еще некоторое время проходит в ожидании. Я вглядываюсь в темное небо и вижу едва различимые звезды.

Оглавление