Глава 6 День пятый. Утоленная жажда

 

Место, в котором мы остановились на ночлег, располагалось между скал, причем ущелье делало крутой изгиб, и от этого казалось, что скалы окружают лагерь со всех сторон. Утром было немного влажно и прохладно. А еще очень тихо. Караван спал. Небо сияло ярким голубым светом, но солнце было где-то, из-за екал его не было видно. Наш каменный мешок в тени, он недоступен солнечным лучам.

Я лежал на спине и смотрел в голубое небо, обрамленное скалами. Можно было представить, что я парю внутри какого-то темного тоннеля, вырубленного в скалах, но вот-вот вырвусь из него на простор, в бескрайний океан небес. У меня захватило дух. и почти остановилось дыхание. Я взлетал ввысь, и голубая бездна поглощала меня. Я растворялся в ней, не чувствуя границ своего тела, я дышал вместе с этим бесконечным голубым пространством, чувствовал запах нагретых скал, парил над пустыней, охватывая ее целиком, будто прикрывая своими крыльями все пространство от моря и до Нила. Неземное чувство покоя наполняло меня, все мои тревоги и беды казались далекими и пустыми. Было странно, что я трачу на них столько сил.

Когда караван двинулся в путь, я отошел за скалу, где меня никто не мог видеть, но я видел всех. Я видел, как проходили купцы и их помощники, небольшой отряд воинов (охрана каравана от случайных разбойников). Чередой шли нагруженные верблюды, как-то я не обращал на них внимания в этот раз, а раньше, в прежних своих путешествиях, я помню, как ходил и разглядывал каждого с его поклажей. Верблюды шли гордые и довольные, как будто сознавали, какую важную работу они делают.

Вдоль вереницы верблюдов, по обе стороны от них, двигались люди. Совсем недалеко от меня прошла группа каменщиков. Я нашел глазами Рота. Он шел, тяжело ступая, но уверенно, в нем чувствовалась сила. Я увидел Илойю, она шла одна, поодаль от своей компании, голова ее была опущена, казалось, она о чем-то думала, внимательно разглядывая камешки под своими ногами. Прошли еще какие-то люди, которых я вообще не видел раньше. Караван тянулся достаточно долго. Наконец, я увидел Сиата. Он шел рядом с последним верблюдом. Шел спокойно и неторопливо, как человек, честно выполняющий свой долг. Он смотрел на скалы, на небо, вздыхал, наслаждаясь прохладой утра. Несколько раз его взгляд скользил вдоль моего убежища, и мне казалось, что он видит меня, но я затаился и был во всеоружии, вспомнив все, чему меня когда-либо учил Рекси. Караван скрылся за поворотом, я выскользнул из-за скалы и пошел за ним мягким легким шагом. Я догнал молодого погонщика, поравнялся с ним.

—        Привет, Сиат!

Он вздрогнул от неожиданности и повернул ко мне лицо, наполненное детским непосредственным испугом и добродушием. Я был доволен собой. Мне удалось заглянуть в его душу.

—        Ты меня напугал! — смущенно признался он. — Я что-то задумался спросонья, даже не слышал твоих шагов.

Я чувствовал себя в хорошей форме. Мы разговорились. Он оказался старше меня на два года. С четырнадцати лет он водит караваны. Сначала с отцом, а теперь уже два года ходит один, и ему доверяют последнего верблюда. В его обязанности входит следить за тем, чтобы никто не отстал, чтобы сзади не могли напасть разбойники. Он учился разным приемам борьбы, защиты и нападения, а сейчас учится навигации. Он носит с собой оружие, и у него есть мечта — поплыть с торговыми кораблями вдоль всего Нила, побывать в Нубии, в Вавилоне иэ вообще, обойти полсвета. Я рассказал ему, что тоже учусь понимать звезды. Мы нашли общий язык. Я рассказал ему свои охотничьи приключения. Оказалось, что он тоже любит охотиться, но ему редко это удается. Он ходит на охоту, только когда приезжает к своим родственникам на берега Нила (в то селение, где живет Илойя), это близ храма Богини Хатор в Иун-та-нечерт. Такое бывает очень редко, так как караван почти сразу уходит в обратную сторону. Но иногда удается побыть в гостях около четверти луны.

Оглавление