Глава 1 Деур

Круглая башня на первый взгляд выглядела как обыкновенный маяк. Каждый, кто случайно оказывался рядом, не обращая внимания, проходил мимо. Грубые гранитные глыбы ее кладки были уложены и скреплены прочно и основательно, чтобы ни один шторм не мог ее повредить. Кроме того, башня располагалась несколько в отдалении. от берега на высоких скалах так, что скалы надежно прикрывали всю ее нижнюю часть от морских ветров.

Темно-серое гранитное строение имело в своей верхней части широкую открытую площадку для разжигания огня и подачи сигналов кораблям. На маяках использовали масло, а порой особую черную воду, добываемую для фараона где-то в скалах на северо-западе страны Та-Кемет. От такого огня было много копоти и грязи, но светил он очень ярко.

Острый глаз мог бы заметить, что площадка для огня слишком аккуратна, видимо, на ней не часто разливают масло и тем более черную воду.

Под площадкой на маяке всегда - есть помещение для дежурных, оно снабжено окнами для наблюдения за морем».

В башне Деура сложно было не заметить особую добротность всего этого помещения, которое к тому же имело выступающие части с круглыми окнами. Окон было гораздо больше, чем на обычном маяке, и располагались они по, всему периметру. То, что они были идеально круглыми, тоже вызывало странное ощущение неестественной для маяка добротности.

К тому же он и располагался в странном месте, в значительном отдалении от порта, куда обычно приходили корабли, идущие из восточных стран.

Все знали, что маяк не простой, что он старинный, что живет в нем отшельник-звездочет и что раз в год его навещают слуги фараона. Никто не помнил, когда появились отшельник и его маяк. Никто не проявлял особого любопытства, когда этот человек в своем неизменном сером одеянии приходил на базар за нехитрой едой. В Та-Кемет каждый с детства знает, что Боги и Фараон устанавливают порядок на Земле. Никто из смертных не должен лезть не в свое дело. Нарушение установленного порядка может принести большие беды. Каждый должен заниматься своим делом, на которое его поставили Боги.

Взглянув на башню, молчаливо возвышавшуюся над скалами и морем, на небо, все еще светящееся прозрачной лазурью в пустыне, но уже темнеющее густой сочной синью над морем, я вдруг почувствовал необычайную легкость, ощущение гармонии мира переполнило меня. Поправив шендит — мою единственную одежду, — я легкими шагами обошел скалу и с удовольствием, на одном вдохе, взбежал по каменистым уступам вверх, вдохнул радостно полной грудью, еще раз взглянул на светящийся запад и, огибая башню, пошел к ее входу,

И тут я почти столкнулся с Деуром, который, вопреки обыкновению, показался в проходе. Я вздрогнул от неожиданности: он явно шел специально навстречу мне.

— Пойдем, — прозвучал его спокойный приглушенный голос» Он первым, мягко и легко передвигаясь, устремился вниз по скалам к берегу моря. Вот мы уже вместе скрипим сандалиями по гальке. Мне кажется, что его шаги легче, чем мои.

Я иду на полшага позади Учителя и понимаю, что мы идем к укромной бухте, где скалы располагаются так, что в момент прилива с берега она становится недоступной. Ее называют Хасаш, местом печали, что мне кажется весьма странным, поскольку несколько раз я встречал там восход, и это были самые восхитительные переживания моей души.

Хасаш часто был нашим местом наблюдений за звездами и Луной. Но сейчас что-то мне подсказывает, что это не обычный урок. Сердце мое колотится, тело слегка дрожит в непонятном предчувствии, мысли цепенеют в растерянности.

Оглавление