Глава 2 День первый. Илойя

Следующая его остановка только ночью, когда, выбившись из сил, все засыпают вновь, пока не покажется в небе Ладья Ра.

Здесь, среди бескрайней каменистой пустыни, солнце палило нещадно. Караван остановился чтобы переждать зной. Казалось, мы попали в гигантскую печь и неизбежно погибнем, поджариваясь на огнедышащих камнях, окруженные раскаленным воздухом. Люди выглядели разбитыми и утомленными. Молча подтягивались отставшие, никто- не- болтал, разговаривали отрывочными фразами' по крайней необходимости. Тут и там люди доставали теплые покрывала, расстилали под собой на каменистой почве, чтобы меньше чувствовать жар. Прикрывшись белыми накидками, пили воду и засыпали. Я отошел в сторону. Для тата нормально быть в уединении.

В Та-Кемет «тат» — это жрец письма.

Каждый год после сбора урожая жрецы Храма Тота, Бога мудрости, письма и целительства, отправляются по Нилу в своей большой красивой ладье и останавливаются у тех поселений, на которые им укажет сам Ра. Затем они идут в деревню и по особым знакам находят- мальчиков, которые должны быть взяты В" Храм на обучение. Родители счастливы: их сыновья уходят на службу Ра и Тоту, это очень почетно. За то, что родители лишились помощника, им Храм выплачивает ежегодно 10 шетит. На такую сумму семья может получить в закромах храма все, что пожелает: ткани, еду, скот, посуду, украшения, мебель, музыкальные инструменты. Благословенна семья, где родился тат. Это большое счастье.

В храме мальчики обучаются многим наукам. Затем кто-то из них остается служить храму, становится жрецом, кто-то служит при дворе фараона, а кто-то становится странствующим мудрецом. На груди тат носит амулет, который ему дается в Храме при посвящении. Амулет является отличительным знаком жречества. У меня тоже есть такой знак, но только посвященные могут отличить амулет тата от амулетов других жрецов. Жрецы бога Тота странствуют больше, чем служители других храмов, и поэтому каждого из странствующих жрецов по привычке называют татом. Иногда тат остается на поселении в какой-то деревне, и жители строят ему дом. .К нему приходят разбирать споры, за советом., за лекарством, он навещает тяжелобольных и умирающих. Он помогает дать ребенку имя, составляет бумаги.. Встретить тата поутру считается самым добрым знаком.

Я не тат, я сын жрицы Храма Исиды, и я до сих пор не знаю, к чему меня готовят. Но не буду же я объяснять это каждому встречному. Деуру никогда в голову не приходило называть меня татом, он называет меня всегда серьезно «Или л ой». Как я сразу не догадался?! Ведь мать говорила, что у них с Деуром была совместная работа, которая закончилась как раз шестнадцать лет назад. Мысли о Деуре невыносимы, и я стараюсь вспомнить что-нибудь приятное.

В детстве в храме меня баловали, все же сын главной жрицы! Впрочем, я был таким ласковым липучкой, что вряд ли девушки любили меня по обязанности. Они -брали меня с собой купаться, за ручку водили по городу в базарный день и покупали мне вкусные вещи на свои сбережения. Все придумывали мне разные ласковые имена, называя Илийка, малютка Лойни, Иль, Или, Илиля — все звучало так ласково. Они гладили мои светлые волосы, смеялись, целовали и тискали, вырывая друг у друга из рук» Я улыбнулся сладким воспоминаниям.

Мне не хотелось пить, и я не чувствовал усталости. Немного смочив губы, я улегся лицом вверх, к солнцу, подложив под себя ноги особым образом, чтобы тело растягивалось и, тем самым, отдыхало. После этого я накрыл себя полностью белой накидкой и под нею плеснул водой из фляги на свое лицо и ладони рук. По всему телу растеклась свежесть. Воздух не казался столь раскаленным и пыльным»

Я знал, что люди в.караване все делают не так. Они стараются свернуться в клубочек чтобы тело меньше испаряло влаги. Они тщательно делят воду по дням пути и по привалам. Ж выпивают только то, что положено. Каждая капля воды в пустыне — это сохраненная жизнь. Они не знают, что энергию солнца можно собирать в себе, если достичь особого состояния легкости тела, и тогда не будет усталости.

Оглавление