Глава 6 День пятый. Утоленная жажда

Я плакала и умоляла ее сказать мне, за что я наказана, но она сказала, что это тайна и никому из смертных ее не дано знать. Потом она немного смягчилась и сказала, что у меня все будет хорошо, если я приму свою жизнь и буду благодарить Богов за каждый прожитый день.

Илойя примолкла.

О Боги! Конечно, она не обыкновенная девушка!

—        Скажи, что я могу сделать для тебя?

— Ты сделал больше, чем я могла попросить, ты рассказал мне мою историю. Я наказана за то, что любила человека не своего мира.

Илойя, любовь ненаказуема. Это святое чувство!

Наказуема корысть, — грустно сказала она, а затем с удовольствием нараспев повторила мое имя, — Илилой...

Я остановился, прижал ее крепко к себе, и вдруг ощутил, как что-то жжет мне бок. Это были жемчужины.

Мы снова пошли.

Илойя, я нашел твои жемчужины, ты их потеряла?

О нет, — она в отчаянии обхватила голову руками, — Боги не хотят меня простить. Я хотела принести жемчуг в жертву. Я молилась, я клялась, что не хочу ничего получить от тебя, я хотела бросить его в скалы, но, когда закончила молитву, не смогла найти. Я думала, что Боги взяли мою жертву, — она вытерла слезы маленькими кулачками.

Йлойя, постой. Ты не права. Ты неправильно понимаешь свой грех. Любить не грешно. В твоей любви ко мне нет корысти. Мы отдаем друг другу ту страсть, которую Боги разжигают в нас. Мы не должны стремиться властвовать над возлюбленным и не должны потакать своей похоти. Наша любовь должна быть возвышенной, как служение Богам, — я осекся, моя пламенная речь противоречила тому, что мы с Илойей испытали днем.

Я не люблю тебя! Я ненавижу тебя! Ты смеешься надо мной, ты меня презираешь, я знаю! — злые слезы потекли по ее лицу, она не вытирала их.

Постой, Илойя, ты знаешь, что это не так, скажи мне, что тебя мучает на самом деле.

Только не смейся надо мной, пожалуйста! Я скажу тебе. Только тебе. Я хочу, чтобы все мужчины на свете были влюблены, в меня и все страдали.

Взошла Луна и осветила лицо Илойи. Оно изменилось до неузнаваемости. Глаза сверкали колючим холодным блеском, губы были сжаты и бледны, лицо заострилось и казалось почти старушечьим.

Я закрыл глаза, чтобы отогнать наваждение, я не хотел верить. Ее душа очень жестока, она родом с другой планеты, об этом мне говорил Деур в последний наш урок. Ей предстоит длинный путь здесь, на Земле, и много телесных страданий.

—        Илойя! — я обнял ее, как только мы снова зашли в тень. — Я могу помочь тебе, скажи,как найти тебя в Иун-та-нечерт. Я.расскажу тебе много важных вещей. Пелена спадет с твоих глаз, и твоя жизнь будет счастливой.

Она смотрела на меня прежними детскими глазами, доверчивыми и смиренными. Пожалуй, слишком смиренными. Нет, я не буду об этом думать. Передо мной живой страдающий человек, какая разница, откуда он и как сюда попал. Здесь мы все едины, здесь мы все дети Земли и Всемогущего Ра.

Оглавление