Глава 2 Урок

Я молчу, ее слова совершают во мне какую-то сложную работу, что-то начинает переворачиваться в моей голове.

Кто не поймет Осириса, тот не может считать себя мужчиной, взрослым человеком, жрецом, — задумчиво говорит она, разговаривая будто сама с собою, хотя продолжает поглаживать меня по спине.

Мама, спасибо, ты мне очень помогла, — я серьезно смотрю: на нее, обнимаю и целую в щеку. Она смеется:

Вот видишь, я же обещала!

Чем я могу помочь храму перед праздником?

Она дает мне несколько хозяйственных поручений, и мы расстаемся.

Я иду сначала к себе поесть. Оставшись наедине, я стараюсь отложить свои размышления на более позднее время. Так хочется побыть еще хотя бы немного в беззаботном детстве, когда за тебя все решено умными взрослыми людьми.

После обеда, немного отдохнув, я отправляюсь носить воду для ритуальных чаш. Там я даже   веселюсь с мальчишками. Приходит Рекси, мне  легко быть смиренным с ним, как простому ученику, и, кажется, он уходит довольный. Потом я  иду на площадку в скалы и занимаюсь там самостоятельно подготовкой к танцу, стараясь помнить то, что говорила мне Хелис. Но, кажется, у меня это плохо получается. Затем, после омовения у родника, немного еды— и вот я должен подготовиться к репетиции.

Конечно, Элит готовит праздник, она покажет и расскажет мне все, что должно идти по сюжету. Олия уже знает свою роль, она будет подсказывать мне, если я где-то запутаюсь. Ритуальными танцами в храме занимаются все с малолетства, поэтому сам танец вряд ли может представлять какую-то сложность, а вот энергия, которую я вложу в него... Я сажусь в медитативную позу и настраиваюсь на Осириса. Вспоминая миф, я все время помню слова мамы «победил страх смерти», «разлука с любимой», «собственные ошибки». Что он чувствовал, когда собственный брат лишил его всего, даже жизни? Я не могу себе этого представить! Осирис — первый царь Та-Кемет. Не жалея

сил, он устанавливал порядок в стране и других землях, обучал людей ремеслам вместе с Богом Тотом. Его брат Сет проводил время в праздности, лишь делая вид, что помогает Осирису. Но Сет завидовал славе брата и той любви, которой пользовался он у всех людей царства. Когда Осирис был  в отлучке, Сет пытался захватить власть, но верная Исида при поддержке Богини мудрости Маат сумела не допустить Сета к власти. Тогда брат задумал убить Осириса. И вскоре осуществил свой план.

Осирис не пытается отомстить Сету, хотя и может это сделать в определенный момент развития сюжета, но если он убьет брата, он ничем не будет отличаться от своего убийцы, и, значит, всем людям будет открыта дорога мести. Но мудрый человек не может быть одновременно мстителем. Праведный Осирис, строитель Жизни, установивший Порядок в Мире, не может превратиться в злобного и коварного даже ради защиты собственной жизни. А смог бы я ради благополучия своей страны и народа Та-Кемет пожертвовать жизнью?

Я старался почувствовать себя героем, каким был Осирис в моих глазах. Олия, как прекрасная Исида, была бы оставлена мною в другом мире, но мы встречались бы каждую весну и, в порыве прекрасной возвышенной любви, порождали бы новую жизнь на берегах Нила. Моя грудь дышала свободно, плечи были расправлены, я готов пожертвовать всем, даже жизнью, чтобы продолжалась жизнь моего народа, Я чувствовал, как энергия толчками билась в нижней части спины, как, разбегаясь по позвоночнику, она вырывалась через макушку головы и окутывала меня упругим облаком. Мне стало хорошо и легко. Я чувствовал, что мои глаза светятся энергией .жизни. Пора было спускаться в Большой зал.


Оглавление