Глава 5 День четвертый. Буря

 

До утра оставалось еще немного времени, караван спал. Я улегся в позу, восстанавливающую силы. А как же она? Но кто-то (кто думал внутри меня) был спокоен, и я доверился ему.

Утро выдалось прекрасным. Прохладный ветерок нежно плыл над пустыней. Вчерашняя пылевая завеса почти полностью улеглась во влажной испарине ночи. Я чувствовал себя усталым, но довольным. Вдыхая прохладу утра, я не мог представить своего вечернего горячечного безумства. Голубое небо — какое счастье! Ласковое солнце! Я готов был мурлыкать, как кот.

Может быть, наша встреча — кармическая неизбежность, и мне удалось сделать так, чтобы наши странные связи рассеялись как утренний туман? Тогда мы расстанемся счастливыми, как расстались с Элит. При мысли о расставании что-то тяжелое зашевелилось в моем животе. Это были проснувшиеся мужские животные инстинкты. Она — моя! Значит, я наращиваю свою страсть и свою зависимость от Илойи?

Может быть, пора не на шутку спасать себя от своих безумств? Да нет же! Гармония достижима! Она должна прийти через любовь. Именно в любви человек проявляет лучшие свои_ качества, в любви он щедро тратит силы, отдает всего себя, не задумываясь о том, что получит взамен. Жажда отдать движет любящим, и Небеса неизбежно награждают его искренность. Небеса даруют просветление, наделяют новыми силами.

Душа моя пела. Все в мире казалось таким ясным и понятным. Все неразрешимые противоречия — камешками вдоль дороги, колючим кустарником, что случайно задевает полы легкой накидки от солнца.

Разве может любящий желать захватить чужое? Пришельцы из пустыни не знают истинной любви, поэтому в них столько злобы и агрессии, они — враги Та-Кемет.       

Любовь сродни созиданию и творчеству. Кто не умеет и не хочет ничего создавать, тот не может и любить. Те, кто приходят из пустыни, чтобы ограбить, не умеют работать сами и не хотят. Работа всегда предполагает отдачу. Кто любит работать, творить, тот любит делать подарки, приносить радость миру. Тот, для кого работа — радость, не стремится к господству, да и вообще, не желает властвовать. Он уже любит Мир! И поэтому счастлив!

Люди в Атлантиде соревновались в знаниях, боролись за высшую власть, каждый хотел доказать, что он самый умный и сильный и должен иметь привилегии, а вообще-то, должен иметь все! Остальные обязаны это признать и спуститься на ступеньку ниже. Исправляя ошибки прошлого, в Та-Кемет разделили жрецов и правителей. Правитель стал лишь верховным служителем Небес. Помня о катастрофе, произошедшей много веков назад, жрецы делают все, чтобы сохранить в обществе покой и равновесие, им не принадлежит власть. Но Деур говорил, что власть нельзя выпускать из рук, как будто предполагал, что она у него есть. Какую же власть он имел в виду? Власть Знаний?

Первый правитель Та-Кемет Осирис, как гласит легенда, был сыном Ра. Он научил дикий народ ремеслам и земледелию, добыче и обработке металлов, строительству и мореплаванию. Осирис всей своей жизнью показал, что каждый может быть бессмертным, если только он не нарушает основного порядка жизни. Осирис погиб от руки брата Сета, завидующего и злобного. Но сын Осириса Гор победил Сета и восстановил порядок в правлении. Каждый фараон теперь — наследник непобедимого Гора.

Исида, Осирис и Гор — Боги, дети Ра. Осирис после своей смерти воскрес и стал правителем Дуата, загробного мира, чтобы помогать человеку обретать мир и покой на Небесах.

Бог Ра— Бог полуденного солнца, солнца в зените. Каждый день Ра выплывает в своей-Ладье с востока и вечером погружается в загробный мир на западе. С позволения Осириса умерший вновь может вернуться на Землю, садясь в «Ладью Миллионов Лет», когда Ра проплывает ночью через Дуат.

Оглавление