Глава 5 День четвертый. Буря

Можно бы и отправиться в путь, но какое решение 'примет первый погонщик? Мне все равно.

Наконец, мы снова в пути. Я иду в начале каравана, пообещав себе больше не встречаться ни с Илойей, ни с Сиатом. Он действительно славный парень. Наверное, таким я и хотел быть всегда. Простая жизнь, настоящая любовь, одна на всю жизнь.

Но разве я не ценил свою свободу выше любви Илойи? Разве не мечтал я о том, чтобы наша любовь давала бы нам такую же независимость друг от друга, как любовь с прекрасной Элит? И что же? Теперь я тону, не попав ни в одну, из этих лодок. Я не хочу или не могу принять простую жизнь тата с Илойей. Не хочу или не могу ее свободно отпустить.

Почему я не могу отпустить Илойю так же легко, как отпустил Элит? Потому что Элит — жрица, и я знаю, что она никому никогда не сможет принадлежать. Илойя — простая девушка, и она должна выйти замуж и принадлежать своему мужу. Она способна быть верной и любящей женой, как Исида. Или мне это только кажется? Это иллюзия, пришедшая из нашего с Илойей прошлого?

Внезапно приходит озарение: я все отчетливо вспомнил, как будто это было вчера. Мы встречались, конечно, в Атлантиде. Все повторилось. Похоже, что там я не трусил и открыто любил ее. Я был преуспевающим художником, а она — простой девушкой, ныряльщицей за жемчугом. Кто-то подарил мне ко дню нашей свадьбы большую черную жемчужину невиданной красоты. Кто это был? Не могу вспомнить... Это важно... Нет, может быть не важно.

Но почему Илойя погибла? Этого не должно было случиться. Кто-то убил ее! Кто-то не хотел видеть простушку в высшем обществе. Я вдруг отчетливо вспоминаю, что у меня была сестра, она презирала Илойю. И еще что-то очень важное, теплое, что нельзя потерять. Вечность смотрит на меня глазами Элит. И эта черная жемчужина...

Я чувствую, что совершил ошибку. Очень важную ошибку... И потерял что-то главное... Чьи-то теплые руки протягивают мне черную жемчужину.

Буря стихла. Еще стоял в воздухе запах пыли, невозможно было дышать без повязки. На зубах скрипел песок, кожа зудела от грязного пота. Темное звездное небо молчало и не могло мне помочь.

Я люблю ее. Люблю ли я ее? Или меня мучит страсть, неутоленное когда-то желание, чувство вины или... я просто вспоминаю прошлое? Тогда как избавиться от него?

Чьи-то легкие шаги догоняют меня. Сердце мое сжимается: это Илойя.

Послушай, что ты сказал Сиату? — она говорит тихо, голос ее дрожит от быстрого бега и от волнения.

Ничего.

Мы были едва знакомы, а теперь он не отходит от меня и, кажется, даже следит за мной. Давай отойдем чуть в сторону.

Ты не любишь его? — задаю я тупой вопрос. Она смеется.

Ты ревнуешь? Великая Исида и твоя матушка разве не говорили тебе, что ревность — это порок?

Конечно, говорили. — Я крепко держу ее за руку. Пусть кто-нибудь попробует забрать ее у меня! Свет луны освещает наш путь. Мы идем по каменистому широкому ущелью между высоких скал. Остался один день пути. Я и Илойя идем в тени скал, и мы не видны людям в караване.

Илойя, я должен сказать тебе что-то важное.

Нет, — перебивает она меня, — пойми, я не хочу жить с клеймом брошенной девушки.

Оглавление