Глава 6 День пятый. Утоленная жажда

землю. Мы приводим себя окончательно в порядок. Говорим какие-то ободряющие слова, делаем спокойные и серьезные лица и выходим на солнце, готовые к любым неожиданностям.

В лагере все спокойно, но солнце уже повернуло на запад. Беззвучный поцелуй, Илойя уходит на свое место отдыха рядом с верблюдом и ложится там под плащ. Я укладываюсь на свое место, пытаясь понять, что же произошло.

Что со мной? Откуда эта примитивная грубость и агрессия? Без сомнения, она разжигается ревностью, но что-то еще давит и гнетет меня. Илойя покорна, и это вселяет в меня желание разрушать. Ее устраивает примитивная, грубая близость. Она сказала: «Ты был смелее...» Нет, я не хочу так думать. Илойя — простая девушка, ее никто не учил любви, тем более, изысканной любви, любви во имя Бога, прекрасной и светлой, несущей просветление голове и телу. Но это же я так груб и так агрессивен. Или это она пробуждает во мне животные инстинкты?

Что со мной?! Я хочу простоты и открытости, мне надоела вся эта храмовая идиллическая возвышенность, но когда я окунаюсь в простоту, она меня отвращает! Я просто изнеженный, извращенный мальчишка!- У меня никогда не было настоящих проблем, я никогда ни о ком не заботился, никогда не работал за кусок хлеба, Я занимался только собой, своим телом, своим духом развивал с учителями свои способности, у меня никогда не было обязанности работать для общества: строить храмы, выращивать хлеб. Я никогда ни в чем не нуждался. Я обучаюсь знаниям, которые позволят мне находиться всегда на самой верхушке социальной лестницы. Я даже не буду лечить людей. А что я буду делать? Сидеть в башне, как Деур, и хранить свои тайны?! Живется ли лучше Илойе от моих тайн? Ее дом не освещен лампами, тайной которых владеет Деур, она не умеет обходиться без еды и воды длительное время, она не знает, что любовь приближает

нас к Богу. Кому нужны знания, которые не приносят пользы людям?

Я должен решить головоломку. Мне нужно сделать какой-то правильный шаг.

Лагерь просыпался. Я не спешил. Подошел Сиат, тихонько позвал:

—        Ты спишь?

— Уже нет,— отозвался я равнодушно и стал медленно подниматься.

—        Послушай, посмотри Илойю, она все еще спит, я отблагодарю тебя.

Я поморщился, как будто прикоснулся к верблюжьим колючкам.

— Перестань, я знаю, что ты не тат, в общем, как скажешь, но посмотри, что с ней.

Я поднялся.

—        Пойми, я совсем не против, пусть она снова едет на верблюде, только бы я знал, что с ней все в порядке.

Мы подошли к Илойе. Она свернулась в клубочек, и тихонько посапывала, как ребенок.

—        Она просто спит, — сказал я холодно. — Ее можно разбудить, она хорошо себя чувствует.

Я легонько потряс ее за плечо.

—        Илойя, пора просыпаться.

Она открыла глаза и увидела две наши физиономии. Растерянность и ужас застыли в ее глазах.

Что? — спросила она. Я взял ее руку, стал массировать точку пробуждения.

Оглавление