Глава 1 Деур

Мне почему-то очень нравится, когда он сидит рядом со мною и что-то говорит мне во время еды.

Верблюды. Они такие, странные животные. Живут в восточных землях. Та-Кемет. не любит их, считает символом кочевников. Да и то сказать! Зачем они на берегах Нила, где в каждом доме есть маленький папирусный челнок и ослик для перевозки грузов? Верблюд незаменим в пустыне, в дальних переходах, он вынослив и терпелив.  

Караван идет с Востока только до Гебтиу. Там отдыхает, берет новую поклажу и отправляется в обратный путь. Верблюдов благочестивые жители даже побаиваются, как и кочевников. А мне они очень нравятся. Мне кажется, это свободные животные. Всегда в дороге. Кто много путешествует, тот не может быть глупым.

— Дед, ты точно колдун, твоя рыба волшебна, — бормочу я, блаженная улыбка расплывается на моем лице. Не хочу ни о чем думать!

Так хорошо быть, сытым, свернуться клубочком на циновке, прикрыться жестким и колючим покрывалом из грубой овечьей шерсти. Приятное тепло растекается по телу. Фигура Крета копошится у очага, он убирает остатки еды в еще теплую печь, прикрывает ее: ночь будет прохладной. Такой -вечностью веет от его неспешных старческих движений, таким счастьем и покоем. Как хорошо, что позади это ужасное путешествие с Деуром. Так хорошо, что завтра я отправляюсь в другой путь. Можно забыться, позволить себе наслаждаться жизнью. В этом нет ничего плохого. Я с удовольствием проваливаюсь в глубокий беспробудный сон, и сновидения не в силах потревожить мою душу.

Уже тепло, и солнечный свет пытается разбудить меня через узкое оконце, но я сопротивляюсь ему, «Светоносный Ра дарует тебе жизнь, чтобы ты радовался ей каждую минуту. Великий Ра направляет к людям своего мудрого и доброго посланника, Фараона, чьими магическими силами оберегается счастливая жизнь людей. Фараон трудится день и ночь, день и ночь трудятся его слуги, чтобы Та-Кемет жила в счастье и достатке», — так говорили учителя в храмовой школе.

Я хочу быть счастливым. Я всего лишь человек. Так приятно, когда старый Крет заботится обо мне, так тепло от его любви. Я снова погрузился, как в мягкий пух, в свой сытый и довольный сон.

—        Илилой, тебе, пора вставать, уже прошел полдень. Иди в караван, узнай, когда он отправляется, — шершавая теплая рука Крета ласково треплет мое плечо. Она пахнет льняной нитью и хлебом.

Его забота позволяет почувствовать себя ребенком. Я еще минуту нежусь, медленно открывая глаза и стараясь запомнить это удивительное счастье, с которым мне сейчас придется расстаться.

—        Встаю, дедуля.

Сброшенное во сне покрывало лежит рядом. Теплый день прогрел хижину, в ней стало душно.

Свежая лепешка и молоко уже поджидали меня на низком столике.

Ты что, ходил в деревню?

Я хотел вкусно покормить моего мальчика перед дальней дорогой.

Спасибо, Крет, — сказал я серьезно, вдруг разом вспомнив последний урок у Деура. Почему-то появилась тошнота. Аппетит пропал.

Что же дальше?.. Как переварить все это, как к этому относиться?

Чтобы не обижать Крета, я, давясь, съел лепешку и выпил молоко. Медленно и тупо стал собираться. Нашел свою теплую накидку, заботливо просушенную дедом и аккуратно сложенную в углу. Моя фляга для воды стояла у входа рядом с флягой Крета.

Оглавление