Глава 6 День пятый. Утоленная жажда

«Очисти себя духовно, и тебе не потребуются очищения физические», — сказано в священных текстах Храма. Это мой дух, похоже, сидит в яме. Ну, раз уж он там сидит, надо мне поесть поплотнее, чтобы у него были силы выбраться наружу. Я выпил воды, потом поел, стало веселее. Хватит раскисать. Отдохну дома до полной луны, повеселюсь на празднике, а потом уже и думать буду, что делать дальше, Я снова лег и стал бездумно смотреть в небо.

Олия! Как хочется увидеть ее, прикоснуться к ней! С Илойей они полная противоположность. Илойя веселая и подвижная, а в любви слишком безвольная и какая-то глупая. Олия мягкая и ускользающая, взгляд ее часто задумчив, она смотрит на мир, полу прикрыв глаза, отстраняясь от него тенью своих длинных ресниц. Она — жрица любви, нет мужчины, который не мечтал бы провести ночь с такой девушкой. Олия обещала, что будет ждать меня, но она — свободная жрица. Впрочем, в храме есть мужчины и женщины, которые любят только друг друга. У них нет своего дома, они подчинены распорядку Храма, но все-таки это почти семья. Правда, они не выполняют важных жреческих функций; а всего лишь занимаются обслуживанием большого хозяйства храма. Но все же это возможно... Они тоже жрецы, хоть и младшие. Может быть, в Олии мое счастье и моя судьба?

Лагерь медленно просыпается. Я прикрыл глаза.  Я встану только тогда, когда все уже тронутся в путь.

В пути дорога быстро становится узнаваемой. Вот по той дорожке вправо мы ходили нашей мальчишеской командой с Рекси. Жили там лагерем две луны. Учились выживать в пустыне, защищать себя ночью, скрываться... Я улыбаюсь, кажется, что это было вчера и вместе с тем невероятно давно. Как я изменился с тех пор! И, кажется, потерял что-то. Тогда я чувствовал себя намного увереннее, я знал, что мне делать и куда идти.

А вон на той высокой скале, которая едва видна от дороги, мы были с Элит. Отсюда не видно, но там наверху площадка в виде небольшого гладкого углубления. Кажется, оно сделано специально, чтобы, засыпая, ты не мог случайно

скатиться вниз. Ходят слухи, что оно и было сделано для медитации еще во времена Богов. На этой скале Боги передавали знания людям. И сейчас на эту площадку приходят жрецы и жрицы из Храма для специальной работы. Чтобы туда отправиться, нужно получить разрешение Верховной жрицы. Это место святое и тайное, о нем нельзя говорить.

Я всегда думал, что мы с Элит шалили тогда, но сейчас мне вдруг приходит в голову, что она могла испрашивать разрешения у матушки. Да! Какой же я наивный тушканчик! Моя любовь с Элит была санкционированным духовным процессом. Впрочем, что же в этом плохого? Я смотрю в небо. Над этим местом всегда необыкновенное небо. Оно кажется очень высоким и одухотворенным. Что ж, я всегда верил, что здесь вход в высшие небесные сферы. Почему сейчас мне кажется это чем-то надуманным, как и многие обряды Храма? Сколько всего разрушило во мне путешествие в Атлантиду! Мы уже проходим мимо, я с надеждой всматриваюсь в небо. Мудрый Тот, дай мне знак, укрепи мою веру! Небеса молчат.

Я с новой силой осознаю свою потерянность. Я словно разбитый глиняный кувшин, разбросанный по кусочкам. За какой бы кусочек я ни взялся, в каждом нахожу новые трещины, все сыплется у меня из рук. А я все еще не могу себе признаться, что старый кувшин уже нельзя склеить. У меня только один выход — заново замешивать глину, самому лепить кувшин жизни, но уже по своему усмотрению. Мне надо понять: чему я хочу учиться и, главное, чему служить. Я должен сделать хороший крепкий кувшин, хорошо обжечь его в огне своих желаний. Тогда я смогу наполнять его разными напитками. Это может быть и дурман вина, и питательность сока, и живительная сила родниковой воды, и бесконечное удовольствие небесной благодати» Все это я смогу донести людям и Богам. Да, да, мне не нужно беспокоиться, мне нужно немного отдохнуть, собраться с мыслями, мне нужно взглянуть на все, что я узнал о себе, с высоты священной горы для медитации.

Караван выходит на открытое место, с которого большая часть Гебтиу видна как на ладони» Виден вдали темно-голубой Нил, видна пристань с кораблями и множеством лодочек, все кишит, не разобрать.

Оглавление