Глава 10 Прощание

Да, это так, — соглашался я, вновь поражаясь ее мудрости, — тетушка, не отказывайте мне в удовольствии помочь вам, у меня тоже должна быть радость в жизни!

Ах, хитрец! Ну, неси вон тот большой котелок, там приготовлены овощи с луком, чтобы вы все были сильными и здоровыми мальчиками. Прежде чем нести, я приоткрыл крышку:

—        Пахнет божественно, как всегда, тетушка вам бы готовить самому фараону, и он бы был таким же счастливым, как мы!

Она смеялась весело, даже задорно:

—        Ох, Илинька, и любят тебя, наверное, девчонки!

— Да что вы, тетушка, никто не любит меня так, как вы!

Мы радовались, как дети, своей болтовне. Пришли Тефос с братом. Они были уже умытые, и Тефос сиял, наполненный приятной усталостью от физической работы, мне казалось, я чувствую, как сладко ноет и растекается его тело в предвкушении еды и отдыха. В отличие от него, брат выглядел подавленным усталостью, его угрюмость усиливалась по мере того, как нам троим становилось еще веселее. Но мы не хотели этого замечать, болтали и с удовольствием поглощали замечательную тетушкину еду.

Что вы так веселитесь?! — наконец не выдержал брат. — Сегодня не праздник!

Богам угодно, чтобы у людей было благостное настроение, — серьезно и наставительно сказал Тефос. Мне сразу стало понятно, что разговоры на эту тему уже велись.

—        -Хорошо быть благостным, когда у тебя нет никаких проблем, когда твой желудок всегда сыт, а тело не измождено работой. — Назревала ссора между братьями.

— Мальчики, не будем спорить на эту тему. Сегодня хороший день, вы так славно поработали, Ра послал нам вкусную еду и доброго гостя. Что еще нужно человеку! —Тетушка, видимо, давно устала от их разногласий.

 

—        Ладно, — сказал брат с обидой и злостью, — вы радуйтесь тут, а мне радоваться нечему!

Он забрал свою миску и вышел во внутренний дворик, подальше от нас, чтобы не слышать голосов, так раздражающих его.

Не обращай внимания. Или, он больной человек, а больному все в жизни немило! — тетушка говорила с грустью. — Он похож на своего отца, тот тоже видел лишь темную и тяжкую сторону жизни. А я вот хочу радоваться каждому светлому дню, темнота и сама меня догонит. Правда, Илинька?

Правда, — отвечал я серьезно, — нас учили этому в храмовой школе, а откуда вы знаете, тетушка?           

Я стараюсь быть внимательной к тому, что происходит вокруг меня. Меня учит жизнь. Это неплохой учитель, скажу я вам. Она учит всякого, кто готов принимать ее с открытыми глазами и распахнутым сердцем.

Каждый учится у жизни тому, чему хочет, — с горькой усмешкой включился в разговор Тефос, кивая головой в сторону ушедшего брата. Но тетушка не поддержала его.

Тефи говорит, что ты учишься у самого сильного мудреца Та-Кемет. Это правда, Или?

Я не знаю, тетушка, мне не с чем сравнивать, — я не мог ей лгать, — вот если бы я поучился в Храме Великой Пирамиды, как Тефос, то, может быть, знал столько, сколько он.

Оглавление