Глава 5 Посвящение

Вряд ли пребывание в Дуате заставляло Осириса решать сложные мыслительные задачи. И, конечно же, вряд ли ему помогала там его хорошая физическая подготовка. Обследовать дно я не полезу.

Перед Осирисом стояла задача реализовать свои божественные энергии. Что я могу сделать со своей энергией? Я сел в медитативную позу. «Впереди — Вечность, — думал я, стараясь настроиться на состояние Осириса, — следует привести себя в состояние полной гармонии, иначе силы тьмы вырвутся из-под контроля и мир погибнет».

Состояние полной гармонии. Кажется, что-то удается. Дыхание спокойно и уравновешенно, взгляд рассеянный, Я начинаю видеть энергии пространства. Они мерцают бликами вокруг меня, отвлекая и выводя меня из состояния полного равновесия. Что-то мелькнуло, как искра, слева. Что это? Может быть, знак? Я развернулся в сторону искры и стал испытывать странное .беспокойство. Я попытался снова успокоиться и прийти к состоянию гармонии. Мне почти удалось сделать это. Но какая-то внутренняя пружина против моей воли заставила меня встать и подойти к стене. В маленькой расщелине между камнями светилась еле видимая металлическая полоска. Я стал отковыривать ее, и оказалось, что это кольцо. После небольших усилий я смог потянуть за кольцо, что привело в действие несложный механизм. Через несколько минут я уже был в том помещении за алтарем, куда я плавал с Рекси и где били ключи Исиды. Приведя механизм в обратное действие, я все поставил на место.

Осмотревшись, увидел песочные часы, в которых песок пересыпался лишь наполовину. Неужели это мне поставлены часы,- и неужели прошло так мало времени? Осторожно я поднялся по крутой винтовой лестнице, ведущей в маленькое потайное помещение, откуда виден весь Большой зал, как на ладони.

Борьба Гора с Сетом была в самом разгаре. Гора танцует мой приятель Хонсу, юноша, весьма увлеченный девушками. На этой почве мы с ним как-то перестали быть друзьями.

Раньше, поскольку росли вместе, то общались весьма тесно. Тренировки у Рекси, походы, игры, шалости — все было общим. Он был сильным и крупным мальчиком. Еще в 14 лет он так озаботился любовными играми, что неустанно подбивал меня идти вместе с ним на девчоночью половину храма. Но мне было неприятно его неуемное желание. Вскоре я почти застал Хонсу и девицу нашего возраста в его комнате за чувственным возбуждением. Я шел к нему, дверь была приоткрыта, что-то меня насторожило, я прислушался, понял, что они там, и ушел.

В неписаных традициях Храма условлено скрывать страсти, но демонстрировать любовь. Полу прикрытая дверь будто демонстрировала всем животные страсти молодой плоти. После этого я вскоре уехал, а вернувшись, уже воспринимал наши с ним отношения, как только приятельские, видимо, и он тоже.

Гор танцевал великолепно, я невольно залюбовался его движениями. На репетициях не было возможности увидеть его по-настоящему. Состояние его было возвышенно, он был полон благородства и открытого стремления идти в своей борьбе до конца. Он защищал порядок, установленный Осирисом, его отцом. Бесспорно, в нем гораздо больше решительности и даже агрессии, чем в Осирисе. Гор воспринимает мир по-другому и у него другие цели. Да, это нормально, об этом нам говорили много раз в храмовой школе, но я никогда не чувствовал это так ярко, как сейчас. Я любовался борьбой Гора с Сетом.

Да, Сету не страшен Осирис, потому что Осирис не может представить, что зло дойдет до последней черты, не остановится ни перед чем. Осирис меряет мир по своему  внутреннему благородству, ему не представить, что брат может посягнуть на жизнь брата, ему не понятно зло Сета, для него существуют святые вещи и, он уверен, для брата-Сета тоже, поэтому он не умеет с ним бороться. Более того, он потому и попадает в сети зла, что не знает их устройства, ему не знакомы тайные мысли Сета, он его не понимает!

Гор — совсем другое дело. Он по-настоящему опасен для Сета, так как понимает, кто перед ним, у него нет иллюзий. С помощью своих учителей (Исиды и Тота) он применяет различные способы борьбы, в том числе хитрость.

Оглавление