Глава 3 Олия

 

В зале было много детей, по одну сторону от озера они носились в неистовой пляске весеннего дождя, по другую — исполняли плавный танец первых, всходов. Группа девушек на площадке, что ближе к вратам Исиды, выполняла сложные

движения пока без всякой связи, они, видимо, готовились к выходу на репетицию. Среди них где-то там, наверное, и Олия. Я скользнул глазами в ложу для почетных гостей, там сейчас присутствуют старшие жрецы, они' что-то активно обсуждают, показывая в зал. Мамы нет.

Зато я сразу увидел Элит рядом с репетирующими девушками. Она светилась! Она тоже сразу увидела меня и улыбалась мне издалека. Я пошел к ней, по дороге здороваясь с теми, кого еще не видел по возвращения с учебы. Элит тоже все время была занята, она разговаривала с девушками, поминутно показывая им движения танца и поправляя то, что делали они. Когда я подошел ближе, она оставила работу и сама пошла мне навстречу. Мы оба знали, что за нами наблюдают внимательно не одни глаза. Мы оба знали, что должны показать пример щедрой и бескорыстной любви, возвышенной любви, не имеющей, земных привязок. Элит, я думаю, сделать это было нетрудно, А мне с ней все казалось просто!

В двух шагах она остановилась: «Как я рада тебя видеть, прекрасный «Осирис!» В ее глазах радость и. божественная любовь! Я, играя, бросился на колени к ее ногам, в благоговении поцеловал край ее одежды, как положено путнику, допущенному до встречи со старшей жрицей Храма Исиды. Мы не скрывали своих сильных чувств и счастья видеть друг друга: все, кто был рядом, глядя на нас, улыбались. Она подняла меня с колен, мы обнялись, как друзья, и немного отошли в сторону переброситься парой фраз.

— Ты знаешь, — сказал я ей серьезно, — что мысль о тебе спасала меня несколько раз, может быть, и от смерти?

Я молилась за тебя, — так же серьезно ответила она, — я знаю, что тебе предстоит еще много испытаний,

Спасибо, Элит, я хочу, чтобы ты знала: я навеки твой должник, у тебя есть преданный раб, и ты можешь использовать его по своему усмотрению, когда и как захочешь!

Она улыбнулась в ответ, но ничего не сказала.

—        Сейчас будет танец жертвоприношения, после него все лишние уйдут, останутся только «главные герои», пойдем. Хотя нет, подожди здесь, мне надо поговорить с девушками твой мужественный вид будет сбивать их.

Она засмеялась и ушла, А я стал разминать мышцы, готовясь к танцу, стараясь удержать в себе ее возвышенную легкость и открытость.

Издалека я видел, как начался танец девушек, танец жертвоприношения, но, разминаясь, не успел заметить, как он окончился и рядом оказалась Олия. Она с разбега возбужденно и радостно чмокнула меня в щеку, как делала это не раз еще и в нашем детстве, ведь мы вместе выросли. Но почему-то сейчас мне было это неприятно. Совсем немножко, чуть-чуть. В следующую секунду мы вместе весело хохотали, кружась в импровизированном танце. Я любовался каждым движением своей «Исиды», она смеялась:

Слушай, ты стал такой неприступный, дай хоть притронусь к тебе, а то буду дрожать весь танец от страха!

Ах, это я «неприступный», — лукавил я, — это мне следовало бы еще днем потанцевать с такой великолепной девушкой, а то, боюсь, я не вспомню ни одного движения и буду лишь переминаться с ноги на ногу вокруг тебя, не в силах отвести глаз!

[1]2345
Оглавление