Глава 2 Урок

Здравствуй, Олия! — я вздохнул и виновато посмотрел на шее, у меня не было сил выразить радость от встречи.

Я несу холсты, — она поспешно кивнула на свою ношу, — мы с девочками раскладываем  их на скалах.

Она по-своему расценила мое замешательство, подумав, что помешала моей работе с кошкой.

—        До вечера, — еще поспешнее добавила она и пошла так быстро, насколько позволяла ее тяжелая ноша.

Лишь секунду я следил за ее легкой походкой, исполненной льющихся движений. Стремительно — через двор, по лестнице — взбежал к себе в комнату.

На столе стояла еда и кувшин с водой. Только сейчас я почувствовал, как сильны мои голод и жажда. Перед глазами стояла Олия. Она стала еще прекрасней. Почему она сказала мне «до вечера»? Кажется, я чего-то опять не знаю и не понимаю. Взяв полотенце, я спустился вниз умыться, но оттуда повернул, через зал к покоям. Хелис, не в силах нести в себе сомнения неизвестности. На мой стук она сразу откликнулась, ласково и приветливо встретила меня.

Мама, что будет сегодня, вечером? — выпалил я без подготовки.

Репетиция праздничного представления, ты на ней еще ни разу не был, я думаю, что тебе пора включиться в работу, — ее голос обычен и спокоен, даже беспечен. Я молчу, не зная, что и как я должен спросить у нее.

А что если я не буду танцевать Осириса? — слова выдавливаются с таким напряжением, что она подходит ближе, садится рядом со мною, берет за плечи и с тревогой смотрит в глаза:

— Почему, Илилой?

Не выдерживая ее взгляда, я закрываю лицо полотенцем, во мне бушует раздражение от странно, проведенной, ночи. Она молчит и гладит меня по спине ладонью, пытаясь понять, что со мною происходит.

—        Я не знаю, что мне делать, мама! — собственный голос вдруг мгновенно успокаивает меня.

Что я несу? Надо просто спросить у нее расписание предпраздничных подготовительных работ. Вместо этого я говорю еще большую нелепость!

—        А что, если Рекси не допустит меня танцевать Осириса? Она смотрит на меня, с удивлением.

—        Ты здоров ли, мой милый, мальчик? Тебя утвердили на роль Осириса не по моей инициативе, твою кандидатуру предложил твой, учитель, кто же еще?

- Прости меня, мама, — я уже и сам понимаю, что несу чушь. — Раньше было все так просто, а теперь я совершенно запутался...

Илилой, — она улыбается и подбадривает меня, — хочешь, я помогу тебе?

Нет, нет, что ты, мама!

Послушай, — она подмигивает мне заговорщицки, — я думаю, Осирис — непростая роль, тебе ее надо понять и прочувствовать. Осирис — это тот, кто победил страх смерти и страх предательства, кто справился с горечью потерь, пережил расставание с любимой, — она вздохнула и добавила: — кто сумел преодолеть досаду на свои собственные ошибки. Все это большой труд, дорогой! В твоем возрасте невозможно осознать все это, но ты должен почувствовать Осириса, чтобы суметь вложить необходимый заряд энергии в свой танец на празднике. 

Оглавление