Глава 7 Счастливое забытье

Мне снится, что солнечные зайчики бегают вокруг меня и тихонько тоненькими голосочками хихикают. Все вокруг наполнено мягким солнечным светом, будто теплой водой. В этом пушистом объеме я плаваю, но движения мои замедленны, солнечные зайчики, как пузырьки, хихикают и лопаются вокруг меня. Я начинаю тоже смеяться,- потому что они щекочут меня, особенно мое лицо, я хочу вырваться от них, делаю усилие и просыпаюсь. В голове медленно перекатывается тягучая, сонливость. Олия сидит рядом со мною и, целуя мое лицо, тихонечко хихикает.

— Уже вечер. Ты не хочешь поесть чего-нибудь, славный Осирис?

 — Да, очень хочется есть! — бормочу я спросонья.

Так приятно просыпаться вечером после, большого праздника, после большого напряжения и растраты сил. Ты расслаблен, все позади, ты доволен своей работой, радуешься, что можешь дать себе заслуженный отдых. Торопиться некуда, ведь ты проснулся вечером. Впереди еще целая ночь отдыха. Спать уже не хочется, и можно о чем-то сладко подумать. Можно снова перебрать в памяти то, что произошло, понять свои ошибки или насладиться тем, что получилось хорошо. Тихой ночью, когда ты расслаблен и никуда не спешишь, приходят особенно ясные и четкие мысли. Все предметы вокруг кажутся живыми. Все дышит и разговаривает с тобой на своем языке и на языке ночи. Можно услышать, о чем думает старый стол или любопытное окно. Плиты пола расскажут тебе, что они видят со своей точки зрения. Их взгляд на происходящие события очень часто заставляет меня смяться.

Вот представьте: они неподвижно, спокойно отдыхают, вдруг я врываюсь, топаю, бегаю в комнате из угла в угол, бормочу всякие глупости. Они не могут понять, как можно переживать из-за таких пустяков перед лицом Вечности. И так рады видеть меня снова, но я не обращаю них никакого внимания. Плиты говорят друг другу: «Да ладно, разве нам особенно нужно внимание, уже хорошо, что он приходит сюда, так нам намного веселее».

—        Илилой, ты что, снова уснул?

Олия по-праздничному накрыла на стол. Очень красиво. Вкусно пахнет запеченной хебой.

В это время года, как раз перед обильным паводком, косяки хебы идут из Северного моря вверх по Нилу до первых порогов. Преодолевая огромное расстояние, затрачивая колоссальное количество сил, они несут продолжение жил! Сбросив икру в наиболее благоприятном месте, успокоенные родители возвращаются обратно в закате Плеяд, в сезон всходов.

—        Нет, я не сплю. Давай поедим! — я с удовольствием потягиваюсь. Мы садимся за стол.

Горят два масляных светильника. Большая рыбина сияет промасленной, поджаренной кожицей. Тесто, в котором она запекается, обрамляет ее только по краю, создавая румяную хрустящую корочку. Сладкое вино из ягод  разлито рукой Олии в тонкие глиняные чаши, украшенные рисунками и текстами из сов Богам. Маленькие пирамидки хлеба, еще теплые, тоже с хрустящей корочкой, пахнут божественно. Но особенно мне нравятся маленькие рожки с запеченной икрой хебы. Фрукты и кувшин с пивом дополняют это праздничное изобилие. Мы едим и болтаем всякие глупости, конечно, бросая друг на друга долгие и пламенные взгляды, предвкушая Прекрасную ночь.

Что может быть счастливей, чем ночь, проведенная со жрицей любви! Ночь бесконечна, время остановилось некуда спешить и не о чем беспокоиться. Почему так устроен человек, что он не может так жить всегда? Зачем он стремится познать что-то новое, почему ему кажется, что лучшее счастье еще впереди?        .


Оглавление