Глава 5 Посвящение

Я не знаю, что сказать ей, мне все кажется каким-то нереальным. Голова моя слегка гудит. Не в силах осознать происходящее, я отпускаю себя и свои мысли в полной расслабленности и только впитываю краски, звуки, запах лотосов, ощущение движения. И еще стараюсь сохранять внутренний настрой, который превращает меня на эту секунду в настоящего Осириса, всепрощающего и всепобеждающего Бога вечной энергии Жизни, Бога пробуждающейся природы и вечной Любви.

Постепенно музыка делает переходы, и теперь огромный всеобщий танец повторяется уже по частям,  чтобы все участники могли передать и Миру, и Храму Исиды, и друг другу чудесное состояние начала нового года, нового цикла жизни, новой весны и новой любви! Большие ворота | алтаря распахнуты, сама Исида смотрит на нас. Энергии пространства так звенят, что тело совершенно не чувствуется. Кажется, если только я захочу, тут же воспарю ввысь, туда, где в вышине светят звезды, отражаясь в храмовом озере.

Сначала повторяется танец дождя и разлива. Нила, затем танец всходов. Потом взрывается танец весенней любви Хатор и Гора. Я наблюдаю восхитительную Элит. Хонсу танцует прекрасно, но я-то знаю, что с Элит просто невозможно танцевать плохо, ее энергии заставят партнера сделать все, что нужно. «Нет, не может быть, — успокаиваю я себя, — Элит не могла увлечься Хонсу, он слишком груб». Затем танцуют другие Боги и Богини, у всех свой танец, некоторые танцы сопровождает хор. Наконец, наступает завершающий танец Исиды и Осириса.    Мне кажется, что наши с Олией ноги не касаются каменных плит! Я стараюсь чувствовать, как Осирис мой сын, рожденный от любимой женщины, зачатый непорочно одной лишь силой; духа нашей любви, вырос замечательным борцом. Он способен победить зло. Мир вновь открыт для весны и любви. Все люди и все Боги рады этому, поскольку в этом и есть смысл вечной жизни во Вселенной, во всех ее Мирах.

Праздник заканчивается, мы все поздравляем друг друга с началом года, обнимаемся, целуемся, у многих на глазах слезы восторга. Младшие жрецы и служители Храма приносят большие корзины фруктов, вина и хлеба. Участники представления во главе со старшими жрецами несут корзины к ногам празднично украшенной статуи Исиды. Накрываются столы вокруг водоема. Начинается процедура вкушения вин и пива, свежеприготовленной рыбы и целиком зажаренных гусей и уток. 

Мне совсем не хочется есть, как, впрочем, всем участвующим в празднике или наблюдающим его. Собственно, все участвовали в празднике сообразно той роли, которая им предназначалась. Все ходят вокруг огромного стола, говорят друг другу слова любви, пробуют по маленькому кусочку всех красивых и вкусно пахнущих блюд, пиво и вино разбавляют водой. Очень хочется пить после стольких часов напряженной работы души и мышц. Но мы знаем, что впереди еще очень важная работа — праздник в городе. Это потребует не меньшего напряжения сил, поэтому стоит подкрепиться, но нельзя в этом переусердствовать, иначе пища и вино так расслабят тело и душу, что уже невозможно будет настроиться на энергии высокого подъема и напряжения.

Мы с Олией идем к Элит. Она молча обнимает меня, шепчет тихонько на ухо:

— Я знала, что ты высокий Осирис, и я люблю тебя!

Кажется, это все совершенно безобидно, но в моем животе шевелится что-то темное, мужское и совсем не только дружеское. Элит обнимает Олию, ей тоже что-то шепчет на ухо, у Олии на глазах слезы счастья. Элит машет нам рукой и уже беседует с кем-то другим. Мы уходим с Олией дальше вдоль стола.

Я оглядываюсь, замечая, что Аменсерт не отходит от Элит. Мне очень нравится его глубокий, подмечающий все мелочи, взгляд, нравятся его движения, полные невыраженной внутренней энергии. Я восхищаюсь его телом, в котором, как мне кажется, отсутствует всякое напряжение.

Элит обращается к нему, как к равному и даже как к старшему, говорит с ним уважительно, внимательно слушает.

Оглавление