Глава 6 Праздник на площади

Я успел заметить, что он пристально посмотрел вслед Олии, явно зачарованный всем случившимся, но я не придал этому тогда никакого значения.

Девушки в белых платьях несли розовые лотосы, а девушки в голубых платьях — белые. Жрицы любви наполняли площадь чудесными ароматами цветов и эфирных масел, они не шли, а парили над площадью. Даже у меня кружилась голова от этого неземного великолепия. Вся площадь как-то растаяла и размякла, каждый почувствовал себя прямо сейчас в прекрасном Дуате. Взлетая по пологим и широким ступеням, жрицы величественно прошлись по всему помосту и возложили свои прекрасные небесные дары к подножию статуи, прикрыв ими дары земледельцев, ремесленников и купцов.

Возложения символизировали единство двух Миров: Мира земного и Мира небесного. Для жителя Та-Кемет Мир небесный превыше Мира земного, вся жизнь человека имеет смысл только тогда, когда после нее он сможет попасть в Дуат, где его примет сам Осирис.

Многие люди плакали так же, как и я. Над площадью окончательно воцарилась светлая аура Любви. Это значит, что Гор победил Сета в сердцах людей. Как и на храмовом празднике, вышел Ра. Вышли жрецы и жрицы, они исполнили завораживающий танец вселенского порядка, но костюмы их были другими: более богатыми и торжественными. Поэтому и сам танец был другим: еще более строгим и. замедленным. Площадь затаила дыхание. «Бедная мама, — вдруг подумалось мне, — сколько сил она тратит сейчас!»

Вслед за танцем вышел чиновник города, измеряющий высоту паводка Нила. Вдоль всей реки существует несколько «ниломеров». Ниломер — это глубокий колодец, выложенный вглубь камнями. Вода в колодце поднимается и опускается вместе с поднятием и понижением вод Нила. Чиновник показал веревку с узлами, где было наглядно видно, что Нил уже поднялся на пол локтя, это значит, что Боги милостивы к стране Та-Кемет. «Не было бы слишком большого наводнения!» — сказал один старик, другому, когда я пробирался к. подмосткам, поскольку сейчас был мой выход.

Праздник продолжался. Танец-кружение, который начинают Осирис с Исидой и Нефтида с Сетом, разлился пестрыми красками, на всю площадь. Веселая и ритмичная музыка, сопровождаемая трещотками, заставляла народ на площади тоже включаться в кружение. Танец символизировал развитие жизни в стране Та-Кемет.

— Ты прекрасна, как всегда! — посчитал я нужным сказать своей партнерше. Она промолчала. Мы танцевали легко, всеобщее возбуждение праздника удваивало силы, в общем танце не ощущалось напряжения работы. Далее в танце следовал ход, когда мы с Сетом меняемся, партнершами. Мне показалось, что Элит обрадовалась переходу к Аменсерту, и у меня внутри опять зашевелился червяк ревности.

Моей партнершей стала другая Нефтида, жрица из храма Хатор. Я ее хорошо знал еще по своему путешествию в Иун-та-нечерт. Мы с ней как-то разговаривали на репетиции, и она сказала, что пришла к нам поучиться мягкости и женственности, что ей дано задание научиться быть смиренной. Она уже полгода в храме Исиды, но главная жрица и не думает отправлять ее обратно. Девушка просила меня на репетиции помочь ей с ее проблемой, но у меня плохо получалось. Эту Нефтиду не требовалось «зажигать». Она сама могла «зажечь» кого угодно. Танцуя с ней, я отвлекся, но когда вернулась ко мне Элит, счастливая и светящаяся любовью, я опять ощутил своего червяка.

Танец закончился. Сейчас будет выступление Аменсерта, которое сразу, перейдет в сцену заговора, где Осирис появится лишь на мгновение, чтобы исчезнуть в сундуке. Затем Исида будет искать Осириса. Элит будет танцевать этот танец в сокращенном варианте. Потом Гор будет бороться с Сетом. (Гора на площади танцует Тог, а его партнерша — Хатор — тоже из храма в Иун-та-нечерт, как и Нефтида). Завершение праздника — наш с Элит завершающий танец любви и плодородия.     

— Что с тобой? — Элит напряжено смотрит мне в глаза. У нас есть немного времени, пока танцует Сет.

Оглавление