Глава 6 Праздник на площади

«Ну, что ж, — говорю я себе, оставшись один, — настройся, Илилой, на работу». Мне предстоит танец с Элит. Собственно, это входит в мою программу первого посвящения в жречество. Танцевать на площади трудно. Тот, кто смотрит на твой танец в Храме, всегда помогает своим настроением и той единой энергией, которая объединяет весь Храм. Люди, которые придут посмотреть на праздник в городе, не помогают жрецам своей энергией, а, напротив, поглощают энергию танцующего. Горожане приходят получить зрелище, как утку на обед. Конечно, в этом их нельзя упрекать. Каждый делает свое дело. За красивое представление, за радость праздника, которые подарят жрецы людям, те щедро заплатят. В закрома храма посыплется ячмень и пшеница, польется молоко, -будет поставлена живая птица, сушеная рыба, дерево, привезенное издалека, драгоценности и многое другое.

Конечно, людям на площади не очень интересны тонкие чувства всех персонажей Мифа (поэтому там и дается совершенно другое представление). Но каждый человек в Та-Кемет имеет право почувствовать, что Осирис в Дуате и прекрасная Богиня любви, прощения и исцеления Исида протягивают им руку, дают надежду на счастье. Жрецы свято относятся к своим обязанностям, поскольку в этот день они обязаны донести энергию Осириса и Исиды до каждого жителя. Это важно, чтобы не погибла священная земля Та-Кемет, чтобы не нарушился всемирный порядок, чтобы каждый человек верил в незыблемость вселенского закона Жизни. Для жреца служение людям равносильно служению Богам.

В этот день жрецы прямо на площади будут помогать страждущим, давать лекарства больным, раздадут всем детям, достигшим восьмилетнего возраста, специальные дощечки, натертые воском, и палочки для письма. Все дети Та-Кемет учатся в храмовых школах. Кто два, а кто и четыре года, если семья может отпустить такого серьезного работника, как десятилетний мальчишка.

Почему мне так не хочется танцевать на площади? Я не хочу танцевать с Элит? Да. Может быть, я боюсь танцевать с нею? Очень может быть. Ее любовь такая притягательная и такая зыбкая. Почему в прошлом году меня это не тревожило? Я находился под очарованием ее легкости и свободы. А сейчас? Мне нужно доказать себе без посторонней помощи, насколько свободен я? Могу ли я отпустить от себя то, что, естественно, мне не принадлежит? А Олия принадлежит мне? Мне хочется сказать «да», но ведь это неправильно. Я не свободен, меня захлестывает ревность, я боюсь возгореться страстью к Элит. Может быть, такой же страстью, которую Олия питает ко мне. Любовный треугольник! Как часто я думал об этом, как о чем-то столь низменном и глупом, что презирал людей, попадающих в его сети.

Был ли свободен Осирис? Мог ли он легко отпустить то, что уже ему не принадлежало? А собственно, что ему принадлежало? Страна, жена, царский титул, богатство, любовь людей — разве это принадлежало ему? Все это только дано было ему на время. Как будто Боги испытывали его: посмотрим, как ты воспользуешься всей этой огромной силой! Богатство, данное в земной жизни, сумеешь ли превратить в вечное богатство души? Осирис, пройдя через все, смог сделать это и стал вечным Богом. Наверное, это очень трудно.

Что? Это мое новое испытание? Это Элит придумала его мне? Почему мама была так тревожна? Она что-то говорила о гордыне. При чем тут гордыня? Неужели я не справлюсь с собой и буду бороться за любовь Элит? Это звучит смешно! Она жрица, а не кусок земли, который может быть дан в надел.

Еще совсем недавно я совершенно не беспокоился за танец с Элит на площади, а теперь он мне кажется невозможным настолько, что я готов отказаться от него. Подумать только, как все меняется! Я вскочил в ярости на самого себя. Что подумают Рекси и Хелис! Какие насмешливые глаза сделает сама Элит!

«Настройся, Илилой! Ведь ты уже жрец!» Да, это правда. Я только что прошел испытание, которое многим не давалось, с легкостью, непонятной для меня самого. Боги любят меня! Элит! Ты сегодня будешь моей! Моей партнершей по прекрасному танцу! Ты будешь меня любить на глазах у всего города!

Оглавление