Глава 8 Тефос

Мы пожали в темноте руки друг другу.

Ты тоже можешь поздравить меня, — сказал я другу, — два дня назад на празднике в Храме я танцевал Осириса и тоже прошел испытание, теперь я — жрец. А вчера получил жреческий свиток.

Молодец! — он снова крепко обнял меня за плечи. — На площади тоже ты был Осирисом?

Да! Это было так хорошо! Такие силы бушуют вокруг тебя, когда ты танцуешь! — что-то во мне вскипело в этот момент сексуальное, я думаю.

Он стал вдруг очень строг и сдержан.

—        Илилой, жрецы Великой Пирамиды дают обед безбрачия, энергия должна сохраняться, иначе невозможно достичь высоких астральных выходов,-— его голос стал немного чужим и завораживающим.

Каких выходов? — я вспомнил почему-то Элит и прикосновение к Вечности, которое пережил с нею.

Я не могу тебе рассказать все напрямую, — он смягчился, — но ты— ученик Деура, я скажу тебе в двух словах. Когда я проходил посвящение в Пирамиде, я был в иных Мирах. Я видел все, что было с людьми на Земле и не только на Земле. Я понял задачи своего духа. Я видел будущее, Илилой! — его голос стал очень печальным.

—        Что?   —   спросил   я,   как   завороженный.— Что ты увидел?

—        Это секрет, который нельзя разглашать Илилой, разве ты не знаешь, что Та-Кемет погиб, нет, погибнут все знания, цивилизация начнется заново.     

Я не знаю этого. Я знаю только, как погибли атланты. Я путешествовал на дно моря и видел там разрушенный город. Отец, — мой голос  дрогнул, я впервые назвал его так запросто, будто всю жизнь называл его так, — он водил меня туда.   

Хотел бы я посмотреть на город атлантов, я жил в Атлантиде. Я это так ярко вспомнил! Представляешь, я там тоже был жрецом, но идеи были у них какие-то странные, они все время боролись за власть.

Это был город Мерте?

Не может быть! — он подскакивает, разворачивается и садится передо мною на корточки. — Илилой! Я знал, что ты сможешь мне помочь! Скажи, ты помнишь там меня? Мы должны были знать друг друга, иначе как бы мы стали близкими друзьями здесь? — он так возбужден, что я невольно думаю о том, как ему удается справляться со своими сексуальными желаниями.

Я не помню, Тефи! — не скрывая досады, отвечаю ему вслух. — Я видел совсем немного,   потом, правда, еще вспомнил какие-то обрывки... Знаешь, я был там художником и был далек   от политики и от знаний жрецов.        

Но ты же можешь в медитации вернуться туда! — он говорит об этом, как о чем-то само собой разумеющемся.

С чего ты взял, я вообще там ничего не понимаю! Слушай, успокойся! Я и так чувствую себя глупцом последнее время, а ты запутываешь меня еще больше. Скажи, ты правда не прикасаешься к женщине?

—        А для тебя по-прежнему самым важным является вопрос, какая девчонка тебя сильнее любит? — он насмешливо отвечает мне вопросом.

—        А что, мне раньше это тоже было важно? Он хохочет в голос, толкает меня в бок.

Оглавление